Category Archives: Полезные статьи

Век зависимых

счастливые крысы

Физические и психологические зависимости развиваются у людей по-разному. У кого-то они вообще не формируются, а кому-то ломают жизнь. Британский журналист и писатель Йохан Хари долго исследовал этот феномен и пришел к выводу, что главные причины всевозможных аддикций кроются в одиночестве и неудовлетворенности жизнью и являются, по сути, способом адаптации к существующим условиям.

T&P публикуют краткий перевод нашумевшей статьи Хари, написанной для The Huffington Post.

Прошло сто лет с тех пор, как были запрещены первые наркотики, и в течение этого долгого века войны с наркотиками наши учителя и правительство создали для нас историю о наркомании. Эта история настолько глубоко укоренилась в нашем сознании, что мы стали принимать ее как должное. Она кажется очевидной. Она кажется правдой.

Для своей книги «Преследуя крик» Йохан Хари проделал в путь длиной в 30 000 миль и выяснил, что на самом деле является причиной яростной войны с наркотиками. В течение своего путешествия он понял, что большая часть того, что нам говорили о наркотиках, — неправда, а также, что есть совсем другая правда, если, конечно, мы готовы ее услышать.

Автор с раннего детства пытался раскрыть для себя природу зависимостей: что заставляет людей зацикливаться на наркотиках или поведении, которое они не могут контролировать? Как мы можем помочь этим людям вернуться в нормальное состояние? Если попробовать определить причину наркозависимости, самым очевидным ответом, который сразу придет в голову, будут сами наркотики. Представьте, что двадцать человек, встреченных нами на улице, принимают очень сильный наркотик в течение двадцати дней. В этих препаратах есть очень сильные химические «крючки». Так что, если бы они захотели остановиться на двадцать первый день, то испытывали бы жуткую тягу к веществу. Вот что значит наркозависимость.

Одно из первых исследований, доказывающих эту теорию, было проведено на крысах в 1980-е годы. Крысу закрывали в одиночестве в клетку, где стояли две бутылки. В одной из них была вода, в другой — вода с примесью героина или кокаина. Почти в каждом эксперименте крыса, попробовавшая воду с наркотиком, возвращалась к ней снова и снова, пока не убила себя. Но профессор психологии Университета Ванкувера Брюс Александр заметил некоторую странность этого эксперимента. Крыса была помещена в клетку в одиночестве.

«Что бы произошло, — подумал он, — если бы мы попробовали по-другому?» Так профессор Александр построил Крысопарк. Это что-то наподобие парка развлечений для крыс: с цветными шариками, лучшей крысиной едой, туннелями и несколькими друзьями. Словом, все, о чем крыса может только мечтать.

Те крысы, которые были изолированы и несчастны, стали тяжелыми наркоманами. Ни одна из счастливых крыс не попала в зависимость.

В Крысопарке все крысы, разумеется, попробовали воду из обеих бутылок, потому что они не знали, что в них. То, что произошло дальше, оказалось совсем неожиданным. Крысам вода с наркотиками не понравилась. Они в основном избегали ее, употребляя меньше четверти наркотиков от той дозы, которая доставалась их изолированным собратьям. Ни одна из счастливых крыс не умерла. Те крысы, которые были изолированы и несчастны, стали тяжелыми наркоманами. Ни одна из счастливых крыс не стала.

В человеческом мире одновременно проходил аналогичный, подтверждающий те же факты «эксперимент». Он назывался войной во Вьетнаме. Журнал Time сообщал, что американские солдаты «ели героин как жевательную резинку». Этому есть веские доказательства: 20% американских солдат стали героиновыми наркоманами, по данным исследования, опубликованного в Archives of General Psychiatry. Многие люди были в ужасе: они понимали, что после окончания войны домой вернется огромное количество наркоманов. Но, по данным того же самого исследования, 95% наркозависимых солдат просто завязали. После смены ужасной клетки на приятную, наркотики стали больше не нужны.

Профессор Александр утверждает, что это открытие бросает вызов как точке зрения правых, которые утверждают, что наркомания является результатом морального падения из-за того, что люди слишком любят весело проводить время, так и либеральной точке зрения, в рамках которой наркомания считается болезнью атакованного химией мозга. По факту, считает ученый, наркомания — это адаптация. Это не вы. Это ваша клетка.

После первого этапа Крысиного парка профессор Александр продолжил свои ранние эксперименты, в ходе  которых крысы содержались в одиночестве и насильно пичкались наркотиками. Он давал им препараты в течение 57 дней — времени, достаточного, чтобы «подсесть». Затем он достал крыс из одиночных клеток и поместил в Крысопарк. Сначала крысы немного подергались, но вскоре прекратили употреблять наркотики и вернулись к нормальной жизни. Хорошая клетка спасла их.

Вы можете быть зависимым от азартных игр, но никто не подумает, что вы вкалываете себе карты в вену. Вы можете быть зависимым от чего-то без всяких химических крючков.

Другой пример эксперимента, который происходит вокруг нас, и участниками которого вы можете стать сами в один прекрасный день. Если вы займетесь бегом и сломаете ребро, вам, вероятно, пропишут диаморфин — медицинское название героина. В госпитале вас будут окружать люди, которые так же долго принимают героин для облегчения болей. Героин, который вы получите от врача, будет более чистым и эффективным, чем тот, что принимают наркоманы на улицах. Те получают его от дилеров, которые добавляют примеси в наркотик. Итак, если старая теория о наркомании верна, — препараты, вызывающие ее, очевидно, заставят ваше тело нуждаться в них. Тогда множество людей, выходящих из больницы, должны сразу отправляться на улицы, чтобы не расставаться со своей привычкой.

Но странная вещь: этого почти никогда не происходит. Как объясняет канадский доктор Гейбор Мейт, те, кто употребляет медицинские наркотики, просто перестают это делать, — несмотря на месяцы использования. Тот же самый наркотик, используемый в течение того же промежутка времени, превращает людей, употребляющих «уличную версию», в тяжелых наркоманов, но люди в больнице наркоманами почти никогда не становятся.

Уличные наркоманы — как крысы в первой клетке: изолированные, одинокие, с единственным источником утешения. Пациенты больницы — как крысы во второй клетке. Они возвращается домой, где будут окружены людьми, которых они любят. Наркотик тот же, но окружающая среда отличается.

Это дает нам мысль гораздо более глубокую, чем просто необходимость понять наркоманов. Профессор Питер Коэн утверждает, что человеческие существа имеют глубокую потребность соединяться и образовывать связи. Так мы достигаем удовлетворения. Если мы не можем связаться друг с другом — то привязываемся к чему-то, что можем найти: к звуку рулетки в казино или ритуалу употребления наркотиков.

Коэн считает, что мы должны перестать говорить о «наркомании», заменив ее словом «привязанность». Героиновая наркоманка привязана к героину, потому что она не может полностью быть привязана к чему-то еще. Так что противовес наркомании — это не воздержанность. Это связи с людьми. Вы можете быть зависимым от азартных игр, но никто не подумает, что вы вкалываете себе карты в вену. Вы можете быть зависимым от чего-то без всяких химических крючков.

Каждый согласится, что привычка курить, — наиболее распространенная зависимость. Химические крючки в табаке базируются на наркотике под названием «никотин». Поэтому с появлением в начале девяностых никотиновых пластырей многие испытали приступ оптимизма: теперь курильщики смогут получить все от химических крючков без негативных (даже смертельных) последствий. Они будут освобождены.

Однако Управление государственной службы здравоохранения США установило, что только 17,7% курильщиков могут бросить свою привычку с помощью пластырей. Но это еще не все. Если химические вещества влияют на 17, 7% наркомании, то это по-прежнему миллионы разрушенных жизней. То, что доказывает исследование, — химические причины наркомании весьма реальны, но они являются лишь верхушкой айсберга.

Это должно оказать огромное влияние на войну человечества с наркотиками. Ведь эта грандиозная война основана на утверждении, что мы должны физически уничтожить целый ряд химических веществ, оккупирующих мозг человека и вызывающих зависимость. Но если не только наркотики ведут к наркомании? Если к ней ведет отсутствие связей с людьми? Есть альтернатива. Можно построить систему, созданную для того, чтобы помогать наркоманам восстанавливать связь с миром и оставлять позади их зависимость.

Если мы не можем связаться друг с другом — то привязываемся к чему-то, что можем найти: к звуку рулетки в казино или ритуалу употребления наркотиков.

 

Португалия была одной из худших стран в Европе в плане приема наркотиков. Один процент населения сидел на героине. Правительство пробовало развязать официальную войну с наркотиками, но проблема лишь усугубилась. Тогда португальцы решили сделать нечто совсем иное: отменить уголовную ответственность за наркотики и направить деньги, которые тратились на арест и содержание наркоманов в тюрьмах, на их социализацию. Результаты этого мы можем наблюдать в настоящее время. Независимое исследование, проведенное British Journal of Criminology, доказало, что после тотальной декриминализации уровень наркомании в Португалии упал, а употребление инъекционных наркотиков снизилось на 50%. Декриминализация имела такой успех, что лишь очень немногие в Португалии хотели бы вернуться к старой системе.

Эта тема касается всех нас, поскольку заставляет нас думать по-другому о самих себе. Человеческие существа — связанные между собой животные. Нам нужна связь и любовь. Но мы такую создали окружающую обстановку и культуру, что отрезали самих себя друг от друга, предложив взамен лишь пародию под названием «интернет». Рост зависимостей — это симптом более глубокой болезни, касающейся всего нашего образа жизни, в рамках которого мы уделяем больше внимания предметам, которые можно купить, чем живым людям вокруг себя. Писатель Джордж Монбио назвал это «веком одиночества». Мы создали общества людей, где для человека проще быть отрезанным от своих собратьев, чем когда-либо раньше.

https://theoryandpractice.ru

РЦ «Малиновка»: лечение наркомании в Омске

- Консультации со специалистами

- Мотивация на лечение и доставка в Омск из любого региона

- Медицинская детоксикация ( при необходимости)

- Реабилитация

 - Социальная адаптация

- Дружеская поддержка

Звоните! Задавайте вопросы!
Всегда рады помочь!

Отправить

Сайт реабилитационного центра не только реклама его услуг

Рисунок1

Для чего нужен сайт реабилитационному центру? Для рекламы и продвижения  услуг по лечению наркотической и алкогольной зависимости – скажут одни. И будут правы.

Будут правы и те, кто скажет, что сайты реабилитационных центров нужны тем, кто ищет помощь в лечении наркомании и алкоголизма, а так же тем, кто отправил в реабилитационный центр своих близких родственников – детей, мужей  и т.д.

Те, кто ищет помощь в лечении  зависимости, как правило, сами звонят по телефонам реабилитационного  центра очень редко.  Их звонки, как правило, носят «разведывательный» характер. Причем, разведка касается не возможностей реабилитационных центров, способных оказать реальную помощь, а своих собственных возможностей принять решение  прекратить употребление наркотических веществ.

Как правило,  позвонивший по номеру реабилитационного центра «Малиновка»  наркоман, алкоголик или игроман уже завтра скажет, что у него все в порядке, и он сам справится с проблемой.  Вот только справляются самостоятельно единицы из тысяч. И все же – такие ребята есть. Пусть остальных  заранее известен.

Отправив в реабилитационный центр «Малиновка» своих зависимых, часть родственников  пытается быть в курсе того, что происходит в Центре, как ведется работа с нарко — и алкозависимыми. Часть из них, осознав важность  перемен в собственном мышлении и поведении,  посещает группы Нар-Анон или Ал-Анон, где знакомится с элементами программы «12 шагов», с инструментами управления собственными чувствами и эмоциям.  Больше всего шансов выздоровления у тех ребят, чьи родственники знают, что такое наркомания и алкоголизм, что такое зависимость и созависимость, как «расставлять границы» и делегировать ответственность, как говорить «нет» и заботиться о себе.

На сайте РЦ «Малиновка» есть не только  новости из центра, но и материалы, касающиеся наркотической и алкогольной зависимости, путей их преодоления, ответы на вопросы,   ссылки на фильмы о зависимости и созависимости, мнения родственников и ребят.

Те, кто ищет новости из реабилитационного центра «Малиновка», всегда получают их. Правда, это новости – анонимные. Имена ребят, как правило, изменены, фотографии – «обезличены». Но то, что делают ребята в центе, о чем и как думают, что им помогает в лечении зависимости – всегда можно увидеть из материалов, опубликованных на сайте.

Открытость – это один из важных принципов РЦ «Малиновка», который отражается через материалы сайта.

Как собираются принудительно лечить алкоголизм

Лечить алкоголизмАлкоголиков-правонарушителей будут направлять на принудительное лечение от алкоголизма, а «пьяные» автомобилисты не смогут снова сеть за руль, пока не пройдут курс реабилитации. Соответствующий законопроект (есть в распоряжении «Парламентской газеты») готовит к внесению в Госдуму депутат от фракции «Единая Россия» Николай Говорин.

15 января 2018 :: Автор: Евгения Филиппова

Принудительное лечение от алкоголизма или профилактические меры суд будет назначать тем, кто злоупотребляет алкоголем и уже не в первый раз совершил административное правонарушение. В определённый судом срок нарушитель должен будет обратиться в медицинскую организацию или учреждение социальной реабилитации. А если будет игнорировать посещение мероприятий или самовольно уйдёт из больницы, ему назначат дополнительное наказание – штраф в размере от четырех до пяти тысяч рублей или административный арест на срок до тридцати суток.

Эта мера обусловлена тем, что у 80 процентов нарушителей-рецидивистов есть проблемы с алкоголем. Большинство из них никогда не обращались за наркологической помощью. Таким образом, единственный способ помочь им – вынудить пройти необходимый курс, считает депутат.

«Уговорить алкоголика лечиться мы не сможем, потому что чаще всего алкоголизм сопровождается фактом непризнания болезни. Такой человек утверждает: «Хочу пью. Хочу не пью». Но он обманывает себя и других», – пояснил зампредседателя Комитета Госдумы по охране здоровья Николай Говорин.

Чтобы сократить сверхсмертность населения (в основном, от злоупотребления алкоголем умирают мужчины, подчеркнул он), нужен комплекс мер – и борьба с некачественным алкоголем, и повышение ответственности людей за своё здоровье. Но самое главное – это снижение спроса на алкоголь, в том числе, с помощью принудительного лечения, считает депутат.

Людей, которые употребляют наркотики с вредными последствиями, подвергают обязательному лечению или комплексу профилактических мер. Но нужно лечить и от алкоголизма, чтобы заниматься профилактикой преступности.

Парламентарий подчеркнул, что на это не потребуется выделение дополнительных средств из бюджета. Предлагаемые меры будут реализовываться в рамках уже существующей системы наркологической помощи и социальной реабилитации.

«Никаких отдельных учреждений с колючей проволокой, этаких лечебно-трудовых профилакториев, как в Советском Союзе, мы делать не намерены. На сегодняшний день всё необходимое есть. Когда после поручений президента модернизировали наркологическую службу России, были созданы реабилитационные центры, и эту материальную можно эффективно использовать», – рассказал депутат.

По словам Николая Говорина, в первую очередь, нововведения коснутся семейных скандалистов и автомобилистов. Сегодня 57 процентов случаев бытового насилия и 54 процента случаев насилия над детьми совершаются людьми в состоянии алкогольного опьянения. В 2015 году в авариях, произошедших из-за пьяных водителей, погибло 3956 и пострадало 26445 человек, говорится в пояснительной записке.

Механизм принудительного лечения будет работать следующим образом. Судья, рассматривая дело о повторном правонарушении гражданина и имея сведения о том, что он злоупотребляет алкоголем, должен будет помимо наказания назначить медицинское освидетельствование. Если правонарушителя признают лицом, страдающим алкогольной зависимостью, его подвергнут обязательному лечению в наркологическом упреждении – стационарно или амбулаторно.

Если обнаружится, что у нарушителя ещё нет алкоголизма, но он уже находится в состоянии так называемого «предалкоголизма», когда заболевание ещё не сформировано, но гражданин злоупотребляет спиртным с тяжёлыми последствиями, его обяжут проходить специальный курс профилактических мер. С ним будут работать психотерапевты и наркологи.

Депутат подчеркивает, что помощь, оказанная на этапе совершения правонарушений, может помочь сохранить человеку жизнь и позволит предотвратить более тяжкие преступления.

Алкоголизм – это психическое заболевание, которое характеризуется не только выраженным влечением к алкоголю, но и изменениями в головном мозге, деградацией, утратой моральных ценностей, что приводит к страшным преступлениям – убийствам из-за бутылки водки или насилию по отношению к собственным детям. И с этими асоциальными проявлениями алкоголизма надо бороться, пока не поздно, считает он.

Сейчас в законодательстве уже есть мера обязательного лечения от алкоголизма людей, отбывающих наказание в тюрьме или получивших за уголовное преступление условный срок. По мнению Николая Говорина, этот закон тоже нужно будет дополнять, чтобы он действительно заработал. При этом сегодня хорошо налажена система принудительного лечения наркоманов, опасных для общества.

«Людей, которые употребляют наркотики с вредными последствиями, подвергают обязательному лечению или комплексу профилактических мер. Но нужно лечить и от алкоголизма, чтобы заниматься профилактикой преступности и сохранять людской ресурс, ведь те, кого мы сегодня видим опустившимися бомжами на улицах, могли бы работать, если бы мы им вовремя помогли», – заключил автор инициативы.

Сейчас законопроект проходит экспертизу в Государственной думе, после чего Николай Говорин планирует внести её на рассмотрение депутататов. В Комитете по охране здоровья также работают над другой инициативой – принудительном лечении родителей-алкоголиков, чтобы помочь им сохранить право на воспитание детей, и сократить социальное сиротство в России.

Источник: Парламентская газета

Почему сибиряки подсаживаются на различные стимуляторы

Развеять дым иллюзий

Почему сибиряки подсаживаются на различные стимуляторы

Адрей ЛопатинОфициальная статистика гласит: пить в Сибири стали меньше. Но на смену алкогольной приходят другие виды зависимостей, которые не менее опасны. Подробнее – в беседе с главным наркологом Сибирского федерального округа, доктором медицинских наук Андреем Лопатиным.

Андрей Анатольевич, как изменяется в Сибири ситуация с наркологическими расстройствами?

Андрей Лопатин: Основные показатели распространенности наркомании, алкоголизма и токсикомании в СФО, как и по стране в целом, снижаются. Конечно, в разных регионах разными темпами. Где-то алкоголизм остается наиболее злободневным явлением, а где-то – пристрастие к наркотикам. Но тенденция к снижению в целом прослеживается. В частности, по данным минздрава, пациентов, которым впервые в жизни поставили диагноз «наркозависимость», в СФО в 2015 году насчитывалось 3 695, а в 2016-м – 2 988, пациентов с первичным диагнозом «пагубное употребление наркотиков» – 9 114 и 7 221 соответственно.

Об улучшении ситуации говорит и то, что сокращается количество употребляемого алкоголя. В пересчете на абсолютный питьевой спирт практически во всех регионах Сибири это меньше десяти литров на душу населения в год. Правда, нельзя забывать, что алкоголь делится на легальный и контрафактный. И, по мнению ряда экспертов, доля последнего – уже больше половины. Дешевые суррогаты, к сожалению, сегодня доступны тем, у кого нет средств на легальные спиртные напитки. На федеральном уровне необходимо обеспечить, чтобы на прилавках присутствовал недорогой алкоголь достойного качества. Пусть он будет в пластиковых бутылках или другой непрезентабельной упаковке, но это должен быть безопасный продукт. А пока во всех субъектах СФО мы наблюдаем отравления фальсификатами с содержанием метилового спирта и других добавок, не соответствующих никаким ГОСТам. Эпопея с «Боярышником» – живой пример.

Как вы относитесь к предложению ввести государственную монополию на производство алкоголя?

Андрей Лопатин: Считаю, что не только производство, но и реализация спиртного должны стать прерогативой государства. Нужны более четкие и жесткие правила, особенно относительно времени и мест продажи. Не секрет, что в Кемерове шаговая доступность алкоголя чрезвычайно высока: всего 300-500 человек на каждую точку продаж. Отсюда – и преступления, урон здоровью, снижение трудоспособности, рост смертности. Конечно, для исправления ситуации очень многое нужно сделать. И вряд ли в ближайшие годы мы достигнем показателей Норвегии и других скандинавских стран, где на каждую точку, торгующую алкоголем, приходится свыше десяти тысяч покупателей, и она, как правило, вынесена за городскую черту.

Отдельная тема – самогоноварение. Распространен миф, что спиртное домашнего приготовления чуть ли не полезно для здоровья. Якобы если оно умельцами профильтровано, да на каких-то там орешках или камешках настояно, то им даже лечиться можно. Опасное заблуждение. Такое «лечение» приводит к формированию первичной зависимости и несет риск бытовых отравлений из-за бесконтрольного употребления.

Кстати, это относится и к аптечному сегменту, у нас он совершенно упущен из виду. Так, во всем мире не просто запрещен, но считается вредным препарат «Корвалол». Кроме спирта, он содержит фенобарбитал, относящийся к психотропным веществам. А бесконтрольность приема порождает массу проблем. У многих вошло в привычку, невзирая на инструкцию и назначение врача, «приговорить» пузырек одним махом, да еще «залакировать» алкоголем. И потом по результатам химико-токсикологических анализов, которые граждане сдают при трудоустройстве, получении разрешений на вождение автомобиля или ношение оружия, они лишаются допусков.

Так что одним легальным спиртным дело не обходится. Но государство пока занимается этими вопросами робко, с опаской, оглядываясь, видимо, на спорный опыт антиалкогольной кампании 1985 года. Хотя летальность, демографические проблемы, связанные с алкоголизмом и последствиями злоупотребления спиртным, в стране настолько масштабны, что игнорировать их, по меньшей мере, легкомысленно.

А насколько в Сибири распространен пивной алкоголизм?

Андрей Лопатин: Это реально существующая проблема. И ее решение, на мой взгляд, во многом зависит от позиции властей. Скажем, такого количества точек по продаже пива как в столице Кузбасса ни в одном сибирском регионе не встретишь. Пивнушки в Кемерове – на каждом шагу, и желающие выпить, а потом и «догнаться», в любое время года выскакивают из подъездов в трусах и тапочках. Получается, нормативно-процедурные вопросы, связанные с открытием таких торговых точек, в городе решаются относительно легко. Да, предприниматели должны как-то зарабатывать. И пусть бы зарабатывали, производя что-либо. Но открытие производства требует вложений, а прибыль получишь не раньше, чем через год-другой. И то, если налогами не задушат. Вот и открываются в городе в основном пивные точки. Это сиюминутный выигрыш для бюджета, но в долгосрочном плане потом аукнется. Ведь опасность пивного алкоголизма, распространяющегося среди подростков, в том, что он способствует формированию более тяжелых форм зависимости – от крепкого алкоголя и наркотиков.

И какие наркотики сейчас преобладают в Сибири?

Андрей Лопатин: Опиоиды и кокаин сдают позиции. Введение рецептурной формы продажи кодеинсодержащих препаратов практически свело на нет распространение смертельно опасного «крокодила». На первое место выходят психостимуляторы, синтетические и растительные каннабиноиды. «Синтетика» в силу своей дешевизны, агрессивного варианта продажи и простоты изготовления становится чрезвычайно доступной. А зависимость – более злокачественная и труднее поддается лечению.

Эксперты прогнозируют дальнейшее ухудшение ситуации за счет активного распространения психоактивных веществ в подростковой и молодежной среде. Вы с ними согласны?

Андрей Лопатин: Новые виды наркотиков популяризируют в Интернете. Идет активная пропаганда, что, дескать, нет зависимости, нет последствий, а все вещества – легальные. Проблема в том, что пока то или иное вещество еще не занесено в реестр запрещенных, оно свободно продается в виртуальных магазинах. Многие этим пользуются. А психостимуляторы тем и коварны, что разнообразны. И формы зависимости реализуются в любой ситуации, когда у ребенка уже есть предрасположенность.

Ведь зависимость – это вариант гиперкомпенсации какого-то дефекта, психической недостаточности. А на чем она выявится – уже детали. Потому так важно формирование здоровой личности, устойчивой к соблазнам. В то же время чем больше соблазнов и искушений вокруг, тем вероятнее реализация зависимых форм поведения. И чем менее доступны алкоголь и наркотики, тем меньше шансов, что тот или иной молодой человек в конечном счете станет зависимым. Да, кто-то всегда найдет свою кружку пива, свою бутылку и свою дозу. Но когда за бутылкой нужно ехать за город, пиво стоит дорого, а покупка наркотика уголовно наказуема, то для какой-то части граждан это, безусловно, сыграет роль ограничителя.

Ключевой вопрос

Чем опасны электронные сигареты, которыми все чаще балуются подростки? И в чем корни зависимости от новомодных маний, например, делать бесконечные селфи?

Андрей Лопатин: Электронные сигареты позиционируются как баловство. Но это то же самое курение, только с использованием гаджетов. И, кроме ароматизаторов, в курительной смеси могут содержаться психостимуляторы. Конечно же, вейпы нужно запретить. Но пока все ограничивается лишь рассуждениями об их вреде.

А селфи – это своего рода нарциссизм, в основе которого лежит изначальная незрелость, неполноценность, инфантильность личности, неготовность предоставить жизни какой-то свой, индивидуальный и зрелый стереотип поведения. А современные технологии регулярно подбрасывают новые, нехимические варианты гиперкомпенсации. Опасность их тоже подчас недооценивается. Более того, некоторые даже поощряются. Той же самой телекоммуникационной индустрией.

Подражание знаменитостям, заимствование примеров – самый простой путь компенсации собственной неполноценности. Но лишь на мгновение. И современный человек – как правило, тяжелый невротик, инфантильный по своей сути, – включается в гонку, повторяя навязчивые действия снова и снова.

Вы видели, с какими угрюмыми, недоверчивыми, подозрительными выражениями лиц некоторые люди идут по улице? Никого и ничего не замечают, вечно не удовлетворены собой и потому страдают. Материально они вроде бы здесь, но фактически отсутствуют. Такое расщепление, безусловно, серьезно отражается на психическом и физическом здоровье. Этими людьми очень удобно управлять, они послушны, не спорят, не возмущаются. У них хаос в голове, они размыты и не цельны, без стержня, без собственного «я». Отсутствует и понимание формирования некоего единства личности. Мужского начала и, соответственно, мужчины. Женского начала и, соответственно, женщины. Идет уплощение, попытки подогнать всех под один шаблон, когда люди одинаково думают, одинаково одеты. Посмотрите, как изменилась мода. Какие-то тапочки, узенькие брючки, куцые курточки и пиджачки… Не всегда с первого взгляда можно понять, кто перед вами – женщина или мужчина. Некий средний род. Такой человек легко вписывается в институт формирования зависимости. И легко меняет одну зависимость на другую.

24 октября 2017 :: Юлия Потапова (Кемерово)

Перепечатано из  Российская газета-Неделя-Сибирь

 

 


Где начинается наркомания

где начинается наркоманияПерепечатано из журнала  http://www.partner-inform.de

После прочтения письма Михаила Рушанова нашим первым побуждением было его не публиковать, настолько шокирующим было впечатление. Мы прочитали его еще и еще раз, и наше неприятие позиции автора только усилилось. Вместе с тем, мы отметили, что Михаил Рушанов искренне желает остановить шествие наркомании, найти причины этого страшного явления…. В общем, мы пришли к выводу, что письмо Рушанова может стать хорошей затравкой для дискуссии, в которой наши читатели выскажут свое мнение на эту болезненную для всех нас тему.

«Сегодня я хотел бы с некоторым полемическим заострением продолжить тему о наркотиках и наркомании, начатую в «Partner» № 8 2005 д-ром Штайнке из Боннского центра по оказанию помощи наркозависимым и их лечению. В своей статье г-н Штайнке очень верно и красочно описал физическое и психическое состояние бездомных, «немытых, неопрятных с отрешенным видом  наркоманов», обитающих в «одном из доступных злачных мест, которое имеется в каждом крупном городе».
Карьера наркомана неизбежно ведет к бездомности, все наркоманы со стажем действительно раньше или позже оказываются в означенных местах. Кардинальный вопрос, который хочется задать после ознакомления со статьей, зачем же люди (наркоманы) так с собой поступают?
Мы, люди из нормального мира, живем в квартирах, сыты, одеты, обуты. О страданиях наркоманов даже профессионалы, каждый день работающие с этой группой страждущих, знают только из наблюдений и их рассказов. И мы, люди из другого мира, можно сказать инопланетяне с точки зрения больного, думаем, что можем подойти к наркоману и объяснить ему, как плохо быть зависимым. Наивно думать, что он тут же все поймет и перестанет принимать наркотики. Также неоправданна надежда на то, что подростки, увидев однажды жалкие фигуры наркоманов, навсегда отвратятся от этого зла и порока.
Это мнение чем-то напоминает назидательный подход, бытовавший в литературе XVIII – XIX веков. Тогда полагали, что если строго сказать подрастающему поколению: «мой руки перед едой, а то получишь миазмы и умрешь», то юноши тут же последует совету умудренных жизненным опытом людей. Сегодня, в XXI веке, мы знаем, что всё намного сложнее, и так просто психика человека не функционирует. Да и больные — не обитатели зверинца, которых показывают пальцем несмышленым детям, дескать «не пей Иванушка, козленочком станешь». А Иванушка-то еще как пьет…
Чужой дядя или чужая тетя в силу служебного долга в оплачиваемое рабочее время должны убедить наркомана, как плохо принимать наркотики, когда он знает, как ему от этого хорошо. После окончания рабочего дня дядя и тетя уходят домой к семье. Наркоман остается ночевать в «одном из доступных злачных мест». Там он добывает деньги на очередную дозу, спит, ест, колется, завязывает недолгие поверхностные отношения с другими наркоманами.
Зависимость — заразное заболевание. Наркоман может жить только в этой среде, поэтому в свою зависимость он вовлекает свое окружение. «Другом» наркомана может быть только другой наркоман. Ему можно продать наркотики и заработать деньги на очередную дозу, с ним можно общаться на равных, послать на добывание денег. Например, среди наркоманов нередки парочки со странными (для нас, нормальных людей) отношениями. Женщина занимается проституцией и зарабатывает деньги на дозу себе и своему другу, который паразитирует за ее счет. Так и живут. Утром опять приходят дяди и тети и начинают «работать» с больными. Иногда узнают, что в минувшую ночь один из подопечных скончался от передозировки наркотика, был убит при невыясненных обстоятельствах, попал в тюрьму за совершение правонарушений. В выходные дни и в период отпуска врачи по понятным причинам отсутствуют.
Больной, у которого от печени остались жалкие остатки, вены в рубцах от перенесенных воспалений, многочисленные гнойники покрывают всё тело, каждую секунду, каждой клеткой своего тела ощущает свой телесный распад. И всё же продолжает разрушать себя дальше. Значит – это ему надо, значит позитивный эффект от приема наркотиков превышает для зависимого человека весь тот негатив, весьма впечатляюще описанный доктором Штайнке. Кстати, больными этих людей называем мы, «нормальные» люди, они же себя таковыми не считают.
Как мы видим, этот водораздел между нашим и их миром по принципу «мы и они» четко прослеживается и лексически. Наркоманы — это люди, которые, в большей своей части сознательно ушли из нашего общества. Так сказать, «сделали ему ручкой». Они не хотят быть частью этого «мы», жить в квартирах, быть сытыми, одетыми и обутыми, ходить к врачу, когда заболеют. После многих жизненных разочарований в обществе, в своей семье и себе самом наркоманы замкнулись, не верят никому и ничему и не хотят говорить с кем бы то ни было о своих проблемах. Всё равно никто не поймет. Будут только поучать и давать непрошеные, дурацкие, по его мнению, советы. Поэтому лучше «улететь» в запредельный мир после очередной дозы. Хоть на какое-то время будет хорошо.
Важно понять, почему часть членов общества так реагирует на все общество в целом. Для начала давайте критично посмотрим на себя, как мы сами живем в нашем «нормальном» мире. Без этого никакое лечение невозможно. Наше общество построено на лжи, насилии и лицемерии. Это не критика, это, увы, констатация факта. Иначе наше общество не функционирует. Это показали все революции и другие, в основном религиозные,  попытки изменить сущность человека. Большинство людей адекватно справляется с этой конструкцией мира и живет нормальной жизнью. Меньшинство не может справиться и, чтобы выдержать наш мир, принимает наркотики. Этот тезис, кстати, во многом относится и к причинам алкоголизма.
Если мы будем замалчивать позитивный эффект наркотиков, нам не удастся понять душу больного, страдающего зависимостью. Он и не будет слушать нас, в жизни не принявших ни одной дозы наркотика и не знающих, что такое быть наркоманом. Ему, как порой говорят, «на нас смешно». Нравоучениями нам также не удастся завоевать доверие пациента, а без такого доверия никакое лечение невозможно.
Единой теории наркозависимости нет, как нет и общепризнанных методов лечения. Нет и двух похожих больных. Каждая «карьера» наркомана уникальна. Поэтому для каждого пациента приходится конструировать свою теорию заболевания. Первая и парадоксальная теза — больные разрушают себя, потому что они именно этого хотят. Они кричат своему окружению — смотри, что со мной стало, и ты, окружение, виновато в этом. Когда кто-то из людей сердобольных из лучших побуждений говорит: «Посмотри, кем ты стал, на кого ты похож, как убивается твоя бедная мать», — они только радуются. Они этого и хотели. Так сказать, поздняя месть в основном мамочке за свое тяжелое детство. «Тяжелым» детство может быть в благополучных с виду семьях.
 «Матерям против наркотиков» стоило бы начать с того, что обдумать всю свою жизнь и задать себе вопрос, как же получилось так, что моя дочь, мой сын стали наркоманами? За что мой ребенок мстит мне своей зависимостью? Почему я вышла замуж за будущего отца моего ребенка или почему я родила внебрачного ребенка? Был ли мой брак по любви или по расчету? Какова была моя роль в семье как матери и жены? Это очень непростой процесс осмысления, но это первый шаг на пути помощи своему ребенку.
В большинстве случаев родственники блокируют все попытки направить матерей и отцов на путь подобных размышлений и возлагают вину на внешние обстоятельства: «Петька, подлец, приучил мою хорошую, невинную дочь к наркотикам». Конечно, нельзя недооценивать и роль наркомана Петьки, который впервые познакомил домашнюю девочку Танечку с этим зельем. Беда только в том, что Танечка уже была морально готова к наркомании. Петька ведь уже давно присматривался к Танечке и понял, что свежая девочка Танечка станет его подругой, покупателем наркотиков, а потом и начнет зарабатывать деньги для себя и для него. Почва для таких резких изменений в жизни Танечки, бывшей хорошей дочки, была подготовлена в ее семье и ее семьей.
Самое плохое, что может случиться, это когда терапевты и родственники страдающих наркозависимостью больных объединяются против пациента в «борьбе с его болезнью» или, по крайне мере, больной чувствует, что он является не объектом, а субъектом лечения и получает очередную порцию насилия от окружающих. Многие родители почему-то думают, что помощь заключается в принуждении к лечению в наркологической клинике. Они уверены, что чем больше давления оказываешь на свое чадо с целью прекращения им приема наркотиков, тем лучше. Нет, уважаемые родители. Первый шаг в лечении – честность к себе и к своему ребенку плюс переосмысление всей своей жизни. На этом я и хочу закончить некоторые размышления, навеянные на меня статьей уважаемого д-ра Штайнке.»
Михаил Рушанов, Франкфурт-на-Майне
Михаил Рушанов родился в Москве в 1962 году, учился в Ивановском и Московском медицинском институтах, врач по специальности, работал в лечебных и научных медицинских учреждениях в Москве, автор ряда научных статей и пяти книг по проблемам головной боли, опубликованных в России. В Германии живет с 1991 года, работал в психиатрических и психосоматических клиниках в Тюрингии, Северном Рейне-Вестфалии, Саксонии-Анхальте, Баварии, осуществляет переводы материалов для русскоязычной прессы. 

Как журналист и переводчик он занимается юридическими и социальными проблемами русскоязычного населения Германии, увлекается современной конфликтологией. 

Встречи с людьми, понимание сложностей их жизни в новой стране, факты и события из этой жизни дают ему материал для повестей и коротких рассказов, в которых слышны печаль, грустная ирония, проникнутые искренним сопереживанием.

РЦ «Малиновка»: планов «громадье»

img_9555Планами фонда помощи наркозависимым «Линия-жизнь» и реабилитационного центра «Малиновка» на ближайшее время поделился Валентин Владимирович Пухов, Президент фонда.

«На следующей неделе 2 сентября в РЦ «Малиновка» пройдет празднование Дня рождения центра. Как всегда, в программе мероприятия и подведение итогов года, и разговор с зависимыми и созазависимыми, приглашенными на праздник. Гостей ждет концерт, который готовится силами резидентов, а всех вместе – чаепитие.

На следующей неделе 5-8 сентября несколько ребят из РЦ «Малиновка» примут участие в работе лагеря РАРЦ «Содружество» в Любинском районе.  У участников будет возможность и пообщаться, и принять участие в самых различных мероприятиях.

10 сентября в офисе РЦ «Малиновка» состоится «родительское собрание»», —  а уже завтра Валентин Пухов примет участие в работе антинаркотической комиссии Тюкалинского района.

Каждый день в РЦ «Малиновка» ведется работа по программе реабилитации, ведется подготовка к празднику и зиме. Скучать никому не приходится. При этом, у ребят, проходящих здесь программу лечения зависимости и реабилитацию, множество вопросов, ответы на которые они найдут у консультантов центра, у впереди идущих. Есть вопросы — будут и ответы!

Семья – «колыбель» зависимости, наркотической и алкогольной

деструктивная семья

Совсем скоро  каждый из нас так или иначе отметит День семьи, любви и верности. Кто-то отметит на широкую ногу, кто-то – в своем сознании, а кто-то взгрустнет, что нет ни семьи, ни любви и нет никакой необходимости быть кому-то верным.

Руслан Молодцов, у которого часто учатся консультанты нашего реабилитационного центра «Малиновка»,  предлагает ответить на несколько вопросов, чтобы понять, а какая же семья у Вас, хорошо ли Вам в Вашей  семье?

Вот эти вопросы:

  • На что похожа Ваша семья?
  • Вам нравится жить в Вашей семье в данный момент?
  • Вы чувствуете, что живете с друзьями, людьми, которые Вам нравятся, которым Вы доверяете, и которые симпатизируют и доверяют Вам?
  • Быть членом Вашей семьи весело и интересно?
  • Можно ли семью, в которой Вы выросли, назвать, в какой-то степени удачной?
  • А семью, в которой Вы живете сейчас?

Если  человек несчастлив или не очень счастлив в своей семье, если он не может в ней ничего изменить, это серьезный повод задуматься. Вполне вероятно, что Ваша семья – деструктивна или дисфункциональна. Именно такие семьи чаще всего являются «колыбелью» зависимости, наркотической или алкогольной, и созависимости.

А вот признаки дисфункциональной/деструктивной семьи:

  • отрицание проблем и поддержание иллюзий благополучия;
  • замороженность правил и ролей;
  • конфликтность во взаимоотношениях;
  • недифференцированность «я» каждого члена («если мама сердится, то сердятся все»);
  • границы личности либо смешаны, либо наглухо разделены невидимой стеной;
  • все скрывают секрет семьи и поддерживают «фасад псевдоблагополучия»;
  • чувства и суждения часто поляризированы;
  • закрытость системы;
  • абсолютизирование воли, контроля.

В отличие от функциональной/конструктивной семьи,  в такой семье  что-то нарушено, здесь нет теплых, наполненных любовью отношений.

В дисфункциональной семье формируются те психологические особенности человека,  которые являются почвой для зависимости и даже созависимости. Руслан Молодцов приводит пример: «В группе из 12 женщин — жен наркоманов или алкоголиков,  как правило, 8-9  — дочери  алкоголиков или алкоголичек». Это яркий пример влияния воспитания в дисфункциональной семье на судьбу человека.

Не случайно среди причин наркотической зависимости наиболее часто отмечают психологические причины, вызванные какими-то  явлениями в детстве человека. Они-то  и оказывают влияние  на психоэмоциональное состояние личности.

К таким причинам относят:

Проблемы в семье. Это и недостаток, и избыток родительской любви, отрицательно влияющие на психику личности. Как правило,  ребёнок, привыкший к отсутствию запретов, живущий  в полной  вседозволенности, не откажется  попробовать наркотик, если ему предложат, просто так. От нечего делать.

Ребенок, которого постоянно опекают, которому не дают возможности  самостоятельно шагнуть и шага,  попробует наркотическое вещество в знак протеста, когда  вступит в переходный возраст.

Ребёнок, растущий в семье, где имеет место быть алкоголизм или наркомания хотя бы одного из родителей, их скандалы, побои, начнет искать утешение и успокоение в алкоголе или наркотиках.

Любопытство – одна из  распространенных причин  первого употребления наркотических веществ. Каждый подросток или молодой человек уверен, что от одной пробы ничего не случится. А если еще уговаривают  или «подначивают» друзья, то шансов остановиться от первого употребления наркотиков или алкоголя мало.  А уж от второго и третьего – тем более.

Бунтарство против семейных устоев и устоев общества является причиной ряда других причин, таких, как нежелание отвечать за собственные поступки, аморальность, внутренние психологические конфликты, банальная скука, подражание окружению, эмоциональная подавленность, тревожность, отсутствия здоровых интересов и увлечений.

Стремление к успеху. Этим, как правило,  страдают творческие, одарённые люди, где-то когда-то услышавшие, что наркотики могут  «разбудить» их творческий потенциал, привести к особым успехам. Здесь можно проследить подражание кому-то из кумиров,  воздействие определенного рода литературы.

Меньше всего шансов попасть в число наркоманов и реабилитационный центр «Малиновка» представителей функциональных, конструктивных семей.

В таких семьях:

  • проблемы признаются и решаются;
  • свободы поощряются (свобода восприятия, мысли и обсуждения, свобода иметь свои чувства, желания, свобода творчества);
  • каждый член семьи имеет свою уникальную ценность, различия между членами семьи высоко ценятся;
  • члены семьи умеют удовлетворять свои потребности;
  • родители делают то, что говорят;
  • ролевые функции выбираются, а не навязываются;
  • в семье есть место развлечениям;
  • ошибки прощаются, на них учатся;
  • семейные правила и законы гибкие, они обсуждаются и даже меняются.

 

О том, какую роль сыграла семья в формировании наркотической зависимости и в лечении этой зависимости, ребята, проходящие лечение наркомании в Омске, в РЦ «Малиновка«, расскажут в ближайшее время.

Рейтинг знаков зодиака по алкоголизму

алкоголь и знаки зодиакаЛечение алкоголизма в РЦ «Малиновка»

Одно из важных направлений деятельности РЦ «Малиновка»лечение алкоголизма. В нашем реабилитационном центре проходят лечение и реабилитацию мужчины (молодые и в солидном возрасте) и девушки. Алкоголизм, в том числе и женский алкоголизм, серьезная проблема нашего общества.  Не смотря на то, что многие уверены, что справятся с проблемой алкоголизма сами, преодоление алкогольной зависимости  процесс непростой.  И чем старше человек, чем менее он мотивирован на  лечение, тем меньше шансов вернуть его к нормальной трезвой жизни.   К тому времени, когда  он соберется лечить свою зависимость, он уже потерял все, что мог: семью, работу, машину, квартиру, здоровье.

Все хорошо во время. Лечение алкоголизма — тем более.

РЦ «Малиновка»: эффективное анонимное лечение алкоголизма и наркомании.

Алкоголизм по знакам зодиака

12 МЕСТО — КОЗЕРОГ

Козероги пьют осознанно: разбираются в годах и букетах, отличают ирландский от шотландского по запаху и цвету, а брют от полусухого — по хлопку пробки. В общем, зря переводят продукт. Потому что эти алкоголические гурманы никогда, никогда не напиваются. Вообще.

11 МЕСТО — РЫБЫ

Рыбы пить хотят, но не умеют, потому что даже с мизерной дозы алкоголя их уносит в такие бездны, что утром стыдно смотреть в глаза коллегам, маме и мирозданию. Самое интересное, что на самом-то деле Рыбы из этих бездн никогда и не выплывали, просто под влиянием градусов их посещает откровение: «Идея! И де я нахожуся?!» ©. Осознав, где именно, Рыбы начинают хлопать плавниками, метать икру и с криком «Долбани меня о скалы, море!» бросаются в последний путь. На котором их ловит кто-то любящий и рекомендует больше не пить ТАК. И Рыбы, что интересно, прислушиваются. Ну, на некоторое время.

10 МЕСТО — РАК

Раки любят выпить. Очень. Весело и вкусно, под закусочку из 45 блюд, в кругу близких друзей и семьи. Но чуть-чуть! Те Раки, что хоть раз в жизни выпили не чуть-чуть, помнят об этом до конца дней своих. Поэтому Раки впадают в одну из двух крайностей: или спиваются к чертям, потому что терять уже нечего, полимеры того-этого; или после вчерашнего больше не пьют. Совсем. Никогда. И вторых, как ни странно, больше.

9 МЕСТО — ЛЕВ

Лев очень боится перепить, случайно проговориться и испортить все, что нажито непосильным трудом: репутацию. Которая, как известно, почти полностью основана на мифах и легендах, которые Лев о себе сочинил. И, поскольку спиртное на него действует как сыворотка правды, Лев много не пьет. Но про свои алкоголические подвиги врет так же вдохновенно, как и про все остальное.

8 МЕСТО — ВОДОЛЕЙ

Водолей алкоголя боится больше, чем Буки, пауков и террористов вместе взятых, но виду не показывает: без страха и упрека вливает в себя аквавиту и задорно подбивает окружающих не отставать. Потому что алкоголь — враг, а бояться врагов — не в характере Водолея. Потому Водолеи с криком «Джеронимо!» ныряют на дно бутылки, и окружающим кажется, что зеленый змий вот-вот погубит этого храбреца. Но нет. Водолеи, во-первых, почти никогда не напиваются, а во-вторых — не спиваются точно никогда: Водолей и зависимость — суть вещи несовместные.

7 МЕСТО — СКОРПИОН

Теоретически Скорпиону следовало бы отдать почетное первое место — за выслугу лет и рекордный литраж. Но практически это не имеет никакого смысла, потому что Скорпион-алкоголик — явление крайне редкое. Дело в том, что Скорпион, напившийся в дугу, превращается в душку, лапочку и друга всех детей: влияние спиртовых растворов на непостижимый организм Скорпиона заключается в полном отключении функции мизантропии. Каковая, как мы понимаем, является фундаментальной основой личности Скорпиона. А допиться до полной потери этой самой личности — все-таки перебор. Самолюбие не позволяет.

6 МЕСТО — ДЕВА

Центральное место в гороскопе занимают Девы — те самые тихие алкаши, про которых «никогда бы не подумали!». Ну, собственно, потому и не подумали, что Девы до последнего сохраняют контроль над собой и успешно делают вид, что ничего такого, просто немного хорошего вина. Хотя пьют они, собственно, только с одной целью: хоть ненадолго утратить, наконец, этот чертов самоконтроль!

5 МЕСТО — ТЕЛЕЦ

Тельцы вообще не парятся: нежные отношения с зеленым змием они начинают в ранней юности, мгновенно влюбляются на всю жизнь, а далее живут с ним в любви и согласии, пока абстинентный синдром не разлучит их, увы, уже навсегда. Потому что стоит Тельцу пару раз пережить эпическое похмелье — с тазиками у кровати, вызовом скорой помощи и мыслями в духе «Лучше бы я умер вчера!» — как все. Все! Больше Телец пить не будет. Совсем. Потому что ограничиваться парой пива — это то же самое, что свидание закончить за два шага до кровати. Невыносимо!

4 МЕСТО — СТРЕЛЕЦ

Чуть-чуть не дотянули до тройки лидеров Стрельцы — самые счастливые алкаши в гороскопе: алкоголь они любят искренней, преданной любовью, а он отвечает им тем же. Повод выпить Стрельцам не нужен, потому что какой же тут повод, если это просто весело и вкусно? Другое дело, что могучее физическое здоровье попросту не позволяет Стрельцам качественно спиться, и они могут прекратить это в любой момент. «А вот мой дедушка бросил пить в девяносто восемь, и ничего!» — дедушка Стрелец был, к гадалке не ходи.

3 МЕСТО — ВЕСЫ

Бронзовая медаль достается Весам, которые пьют не удовольствия ради, а пользы для. Пользы для их хрупкого душевного здоровья, которое ежедневно страдает от несовершенства этого мира. Так что ежевечерняя покупка соблазнительно булькающего билета во Внутреннюю Единорогию — обязательный ритуал для Весов, и если лишить их этой возможности — все будет Очень Плохо. Но недолго, потому что Весы найдут выход из ситуации. Ходят слухи, что один чувак даже воду в вино превращать научился — и у нас появились некоторые сомнения на предмет его зодиакального знака.

2 МЕСТО — ОВЕН

Серебряная медаль достается Овнам — потомственным алкоголикам в сотом звездном поколении: Овен, который не напился до зеленых чертей в честь окончания 8 класса, а к выпускному из института не заработал себе вторую стадию алкоголизма (которой, впрочем, и будет страдать, в смысле наслаждаться до конца дней своих), — вообще не Овен. Его наверняка в роддоме подменили на какого-нибудь благочестивого Козерога.

1 МЕСТО — БЛИЗНЕЦЫ 

У Близнецов, как известно, куча субличностей, которые постоянно сменяют друг друга. А вот бухать они ходят вместе. Коллективно. Отсюда и растут ноги у главной страшилки нашего детства: «Нельзя пить в одиночестве — сопьешься!» Это, конечно, неправда, а гнусный поклеп — пить в одиночестве можно совершенно безнаказанно. Близнецы спиваются совсем не поэтому: просто у них всегда с собой. Не только фляжка аквавиты, но и компания отменных собутыльников. Приятно выпить с умными людьми, знаете ли! И, прямо скажем, грех не спиться в такой хорошей компании!

Источник: http://www.yaplakal.com

«Денег за секс я не брала. Только водку»

 

Жена-–-алкоголичка.-Реже-но-страшнееМарине* 38 лет. И она алкоголик. Уже больше пяти лет женщина не пьет. Она рассказала Intex-press о том, как прошла путь от первой рюмки до алкогольной зависимости, как воровала кастрюли у знакомых, как меняла секс на водку и как борется с тем, чтобы не сорваться сегодня.

О семье

Я росла в обычной советской семье. Мама и папа – простые рабочие. Отец работал на авиазаводе, мать – швея. Мы не были богатыми, но родители пытались дать мне все, чего не было у них.

Ни мать, ни отец не пили. Дедушки выпивали, бабушки по праздникам могли, но родители – нет. При них я ни разу не пила алкоголь. Даже не попробовала.

О первой рюмке

Первую рюмку я выпила, когда мне было 18. Я поступила в БГУ и переехала в Минск. На дне рождения моей подруги собралось много гостей. Одна девочка очень удивилась, что я никогда не пробовала алкоголь. Она предложила мне водку, но сказала, что мне не понравится: «Ее нужно запить или закусить». И намешала мне в стакане воды с вареньем. А я додумалась вылить водку из рюмки в стакан, размешать и пить как коктейль. И мне понравилось. Понравилось ощущение измененного сознания: до сих пор помню, как казалось, что я то ли плыву, то ли лечу над поверхностью пола.

 

Так я стала выпивать по чуть-чуть каждые выходные. В большой компании было весело, никому не становилось плохо. Постепенно это перешло в привычку, а я перестала довольствоваться одним стаканом своего коктейля и начала увеличивать дозу. Потом меньше добавляла воды и варенья. А потом научилась не запивать и не закусывать вовсе.

Ни дня без выпивки

У нас сложилась компания из четырех человек: две девушки и два парня. Когда окончили университет, все остались в Минске. Вчетвером стали снимать квартиру.
Не было дня, чтобы мы не выпивали. Казалось, что все хорошо, мы же работаем, а после работы можно и отдохнуть. Думали, что до алкоголизма нам как до луны.

Алкоголиков представляли как неопрятных, противно пахнущих людей. Поэтому строго следили, чтобы ни от кого не шло алкогольное амбре. Чуть что, собутыльника сразу отправляли в ванную вычищаться по полной. Мы работали все в школах и детских садах, туда нельзя прийти с перегаром.

О воровстве и проституции

Когда мне было 25, закончился мой контракт с работодателем. Продлевать его я не стала и долго не могла никуда устроиться. Все это время я жила в той же квартире с той же компанией. Стыдно вспоминать, что там происходило. Я стала воровать у друзей и знакомых.

Из любого дома, где была, вытаскивала деньги или ценные вещи. Были случаи, когда уносила хорошие кастрюли или новые столовые приборы, а потом продавала их в людном месте.

Часто ворованное я отдавала сразу за водку. Если продать было нечего, то спала с теми, кто мог проставиться, за бутылку водки. Я думала: «Ну подумаешь, переспала с этим, тем и еще вот этим. Что тут такого? Зато сейчас мы выпьем, и всем будет весело».

Потом «друзья» выгнали меня из квартиры, и я переехала в Барановичи. Тут у меня было свое жилье: родители перебрались в бабушкин дом в деревне, а мне оставили нашу квартиру. Найти новых собутыльников было нетрудно – я ближе познакомилась с соседями. И все продолжилось: воровство, проституция. Причем денег за секс я никогда не брала. Только водку.

О провалах в памяти

Однажды родители приехали в гости без предупреждения. Это было после моего дня рождения. Голая, побитая, отекшая я лежала на лестничной клетке. Тогда они осознали, что происходит. Когда меня привели в чувство, я не помнила ничего из того, что происходило не только вечером, но и всю предыдущую неделю.
Перед родителями было очень стыдно. Я плакала, извинялась и впервые задумалась, что делаю что-то не так. Мы долго говорили с родителями и решили, что через мамину знакомую я устроюсь в магазин и перестаю пить навсегда. Я искренне верила, что так и будет.

Уже через неделю я позвала друзей, чтобы устроить пьянку. Только внесла поправку — никакого секса за водку больше не будет. И решила перестать воровать.
Родители часто звонили мне, спрашивали, как дела. Но сами боялись того, что могут услышать. Контроля с их стороны почти не было, а я делала вид, что справляюсь и больше не пью.

В магазине, куда меня устроила мама, я продержалась долго: почти шесть лет. Не знаю, как меня не уволили, но работа, наверное, стимулировала не выглядеть так, будто у меня проблемы с алкоголем. Я работала, по вечерам пила много пива, а выходные выпадали из моей памяти вообще. Все деньги уходили на алкоголь, а за квартиру платили родители. Им я говорила, что трачу зарплату на книги. Не думаю, что они верили – просто боялись знать правду.

О попытках бросить

Однажды в мой дом привели нового собутыльника. Представили Сашей, сказали, что Саша принес водку. А наутро после этой водки я была еле живая. Меня избили, изнасиловали и оставили в крови на кухонном столе.

И я очень испугалась. Во-первых, за себя. Ведь мне только 30! Я могу столько всего сделать. Даже мужа найти и семью создать. А во-вторых, за родителей. Они делали для меня только хорошее, а я заставляю их переживать такое.

Я не росла в религиозной семье, поэтому обращаться за спасением к Богу даже мысли не было. Но что нужно делать, я не знала. Обратилась к экстрасенсу. В объявлении было сказано, что он помогает людям побороть алкогольную зависимость. Я подумала: «Ну, можно попробовать, хуже не станет».

Пришла. Меня усадили на стул, спросили: «Пьете?». Я говорю: «Да». Мне ответили: «Ну, скоро перестанете». Размахивали каким-то медальоном перед лицом, молитвы читали и отпустили через пять минут. Я напилась в тот же вечер.

Следующая попытка бросить произошла через год. Собутыльники после пьянки выгнали меня из дома на всю ночь. В наказание за то, что я отказалась с ними спать. На следующее утро я нашла номер минского центра наркологической помощи и умоляла вылечить меня.

О лечении в центре

В центре провели обследование и выяснили, что у меня куча проблем со здоровьем. Когда мне зачитывали полный список моих диагнозов, я была в шоке. С 25 до 32 лет я ни разу не была у врачей и даже представить не могла, насколько все плохо. Мне сказали, что у меня почти перестала работать одна почка и печень дышит на ладан. Честно говоря, я не знаю, почему не умерла.

Еще в центре произошло невероятное событие. Среди поваров столовой я узнала парня, с которым мы встречались еще в школе. У меня внутри прямо все оборвалось. Мы влюбились друг в друга в 9 классе. Учиться разъехались по разным городам, но поначалу поддерживали друг друга, письма писали. Потом у каждого появились новые друзья, и наше общение стало все более редким. Точку в отношениях поставили мои проблемы с алкоголем, которых я тогда не признавала. При встрече он пытался меня образумить, но я не слушала его, истерила.

Он даже не узнал меня, а я не решалась поздороваться – было стыдно за то, как я выгляжу: отечность, синяки под глазами, расплывшееся лицо.

О замужестве и детях

Только через месяц я решилась подойти. Когда он узнал меня, сразу обнял. И в тот момент я подумала, что это мой шанс вернуться к нормальной жизни.

Мы стали общаться, и я узнавала его заново. Часто вспоминали, как в школе нам пророчили свадьбу. Я много плакала, извинялась, винила себя, что потеряла столько времени и здоровья. Думала, что если сейчас мы сойдемся, то детей завести уже не удастся.

Он прошел со мной весь период лечения. Выдержал все мои истерики. Когда мне хотелось сорваться и выпить хоть что-нибудь, он был рядом и напоминал, что я сильная и должна бороться с тем, что меня губит.

После врача он стал первым человеком, которому я рассказала все. Очень боялась увидеть на его лице разочарование. Но он стойко переносил мои рассказы, и это давало мне надежду.

Потом я забеременела. Это тоже помогло мне не сорваться. Врачи предупредили: еще один запой – и я умру. Я не хотела убить ребенка.
Когда меня выписали из центра, мы переехали в Барановичи и поженились. Муж нашел здесь работу, а я стала воспитывать дочь.

О ежедневной борьбе

Борьба с алкоголизмом – это ежедневная борьба. Я до сих пор борюсь с этим каждый день. Труднее всего было не сорваться именно после родов. Когда тебе приносят твоего малыша, ты счастлива. Думаешь, что с этим новым человеком начнется и твоя новая жизнь. Но когда ребенок плачет, а ты не можешь его успокоить, то больше всего на свете хочется просто обо всем забыть и выпить.

Я тяжело переживала этот период, но помогала семья. Родители брали внучку к себе, а муж в это время меня отвлекал. Мы ходили в кино, куда угодно – лишь бы я забыла об алкоголе.

На наших семейных застольях нет выпивки. Общаемся только с теми, кто вообще не выпивает, или с теми, кто может продержаться при мне.

О потерях и о том, что держит

Больше всего я жалею о потерянном времени. Здоровье тоже не вернуть, но оно все-таки позволило мне выносить дочь. А со временем, которое я провела несчастливой, делая больно близким, я ничего сделать не смогу. И ничто не искупит мою вину. Особенно перед родителями. Конечно, они простили меня. Но я себя за воровство и потраченные мамины нервы простить не могу.

И даже пройдя через это сама, я не знаю, что посоветовать тем, чей близкий человек пьет. Наверное, нужно делать, как мой муж: быть всегда рядом и быть сильным. Нужно не приказывать, а направлять. Но это помогло мне. А я знаю много историй, когда людей поддерживали изо всех сил, а они плевали на помощь близких. Наверное, пока человек не окажется на самом дне и не захочет оттуда выбраться, его ничто не вытащит.

Иногда мне хочется сорваться. Не напиться до полусмерти, а выпить бокал вина. Но я боюсь того, что последует за этим бокалом. Воспоминания о прошлом и поддержка семьи – то, что меня держит.

*По этическим соображениям имя героини изменено.

«Нарколог: «Женщины гораздо быстрее деградируют»

Ольга Адаменко, нарколог, главный врач медицинского центра «Парацельс»:

– То, что женский алкоголизм тяжелее вылечить, это не миф. Женский организм быстрее привыкает к алкоголю, и все последствия алкоголизма у женщины ярче выражены, чем у мужчины. Женщины гораздо быстрее деградируют. В основном это связано с разным гормональным фоном и разным метаболизмом.

Близкий человек, безусловно, может помочь алкоголику. Но первое, что он должен сделать, – прийти к наркологу. Только вместе со специалистом можно решить проблему.

https://newsland.com

 

 

 

 

 

 

Ситуация с употреблением спайсов  в России тяжелая

 

спайсовые наркоманы. Лечение спайсовой наркомании в омске

Ситуация с употреблением спайсов  в России тяжелая, об этом,  как сообщает «Правда. Ру»,  завил недавно Николай Патрушев,  секретарь Совета  безопасности.  Он сообщил, что число несовершеннолетних наркоманов  выросло на 60%.   По мнению же Евгения  Брюна, главного нарколога  Министерства здравоохранения РФ, выявить точное число потребителей спайсов не представляется возможным. Для этого нет экспресс-методик.

Читать далее Continue reading “Ситуация с употреблением спайсов  в России тяжелая” »

1 2 3 5