Search Results for: зависимость

Моя зависимость началась с обид

 

обидыМоя зависимость началась с обид,  поиска правды и справедливости. Все свое детство я  провел в размышлениях типа: «Почему у меня все так, как я не хочу?»

Я устал от всего этого.

Попробовав первый раз наркотики, я почувствовал облегчение и понимание того, что не нужно ничего искать и стараться понять. Достаточно употребить вещества и становится хорошо без лишних размышлений и стараний. Впоследствии я настолько привык скрывать всё, что у меня творится внутри, за употреблением, что стал  искренне считать,  что нашел для себя средство, которое мне поможет в любых жизненных ситуациях .

P.S.

Ах,  сколько же ошибок трудных

Откроет мне выздоровления путь.

О том, что я большой зануда,

Что в силах всех вокруг нагнуть.

Плевал с высокой колокольни,

В колодце чистые я с….л,

Друзей считал я за вассалов

Родных людей не уважал.

Себя я видел самым умным,

Обманом набивал карман,

Кайфами я морозил чувства,

И без любви я тёлок д….л

Я жил в бескрайнем своеволье,

От Бога взор свой укрывал,

Сейчас мне больно и противно,

С чего все начиналось — я осознал.

РЦ «Малиновка», А.В.

Отправить

С чего начинается наркотическая зависимость?

с чего начинается зависимость

На нашем сайте в настоящее время проводится опрос на тему «Где начинается зависимость?» Благодаря участникам опроса мы сможем выявить, где же чаще всего  происходит то, с чем человеку приходится бороться всю оставшуюся жизнь, а именно, где формируется эта самая наркотическая или алкогольная зависимость, в семье или в школе, на улице или в учебном заведении.

Ребята, проходящие в настоящее время лечение наркомании или алкоголизма в Омске, в реабилитационном центре «Малиновка», поделились своим опытом: с чего же началась их зависимость?

Юля

Зависимость — это болезнь. Она – хроническая,  передаются из поколения в поколение.  Моя зависимость была со мной с рождения. Она проявлялась на ранних стадиях моей жизни в «улетах» и эгоцентричном  поведении,  а также в мнимых страхах.

На промежутке с 12 до 16 лет, когда я начала  употреблять сигареты, алкоголь,  наркотики, эта зависимость прогрессировала. Прогрессировала до тех пор,  пока я не достигла своего духовного, физического и социального дна.

В детстве моя зависимость  проявлялась в пристрастии к компьютерным играм и одержимости новыми вещами. Я  была капризным ребёнком, умело  манипулировала родителями.  Вокруг меня  обязан был крутиться весь мир. Позже сигареты, выпивка, наркотики и общение с взрослыми «людьми» стали заменой моей ранней одержимости. Учёба стала мне не интересна, родители перестали существовать в моей жизни. Я всячески «отмазывалась»  от них,  убегала от расспросов.

Я считаю,  что я родилась с зависимостью, которая прогрессировала на протяжении всей моей жизни. Сейчас же я могу отлеживать зависимость на ранних этапах её проявления. Зависимость начинается с моих мыслей, затем я начинаю чувствовать и бояться ее. Все  дефекты моего характера — это действия под влиянием  зависимости.

Евгений

Я не знаю, с чего началась моя зависимость, но, тем не менее, с чего-то она началась. Я сомневаюсь, что она перешла ко мне по наследству. Скорее всего,  она начала развиваться у меня в школьном возрасте. Это проявлялось  в моем поведении, в формулировании ложных убеждений и выборе ложных авторитетов,  на которых я равнялся.

С этого у меня начал формироваться круг общения,  интересы. В результате этого  у меня поменялись ценности и приоритеты в развитии. Мне захотелось быть абсолютно самостоятельным и свободным. В итоге я стала употреблять вещества, изменяющие сознание, чтобы чувствовать себя увереннее, взрослее,  быть частью таких же, как и я.  У  меня это получилось. Я, конечно, не думал о последствиях. Я к употреблению  привык, не знал, как и не хотел  по-другому получать радость.

Постепенно  моя зависимость прогрессировала и принимала новые уровни и формы, разрушая все сферы моей жизни. В итоге я здесь, в РЦ «Малиновка», учусь  всему практически заново,  меняю себя и свое поведение, взращиваю в себе черты новые черты характера, духовные принципы и убеждения.

Продолжение следует

Что такое зависимость? Габор Мате о глубинных причинах наркомании и о том, как с ней бороться

Известный в Канаде и за её пределами доктор Габор Мате (Gabor Maté) работает с людьми, страдающими сильной зависимостью. В этом выступлении он рассказывает о глубинных причинах наркомании и о том, как с ней бороться.
«Вредные вещества, будь то опиаты или кокаин, или другой вид наркотиков, при употреблении на самом деле действуют как болеутоляющее.
За физическую боль и эмоциональное страдание отвечает одна и та же часть мозга.
Когда люди страдают от эмоционального несоответствия, реагирует тот же участок мозга, что и при ножевом ранении. Экхарт Толле очень точно сказал, что наркомания начинается с боли и заканчивается болью.
Все пристрастия – это попытки подавить боль.
Когда я работаю с наркозависимыми людьми, первый вопрос, который меня всегда заботит, не о том, откуда взялась привычка, а о том, откуда взялась боль. И оказывается, что это эмоциональная потеря или травма. Каждый наркоман с тяжёлой зависимостью из восточной части этого города пережил травму. На этих улицах нет шансов найти женщину, которая не пережила бы сексуальное насилие.
Любой вид зависимости, будь то пристрастие к сексу или к интернету, или к шопингу, или к работе – это всё попытки избежать страдания.
Гитарист из группы Rolling Stones Кит Ричардс (как известно, страдал глубокой героиновой зависимостью) сказал, что мы «ломаем» себя по-разному, чтобы, по крайней мере, на несколько часов сбежать от присутствия самого себя.
Но почему кто-то может не хотеть быть с самим собой? Из-за своего слишком глубокого горя и слишком сильной боли.
Так что мне безразлично, что они говорят о генетике или о выборе, или о любой другой ерунде. Ответ – всегда боль.
В «Тибетской книге жизни и смерти» есть удивительные строки. Что бы вы ни делали, не пытайтесь уйти от боли, но останьтесь с ней. Потому что любая попытка уйти от боли вызывает ещё больше страданий. Так и происходит с наркозависимыми.1
Но вопрос в том – как людям быть со своим горем?
Ответ: только чувствуя сострадание/милосердие другого человека.
Как сказал другой учитель, лишь, когда люди почувствуют сострадание, они смогут увидеть истину. Таким образом, людям с зависимостью необходима сострадательная среда, которая позволит им выжить с болью без необходимости бежать от неё.
Все попытки сбежать, как сказал другой учитель, скорее всего, приводят к ещё большим страданиям, это попытка сбежать от себя.
Поэтому нужно просто остаться с болью, а чтобы быть с ней, нужна поддержка. Но мы живём в обществе, которое всегда выбирает самые быстрые методы релаксации, немедленное удовлетворение или возможность отвлечься.
Другими словами, мы живём в культуре, которая экономически и психологически не способна оказать поддержку людям. В результате, этому общество очень трудно иметь дело с наркоманией…
Всё сводится к тому, что в какой-то момент вы должны найти способ быть со своей болью и в итоге сможете понять, что всё это на самом деле означает».
«Я пришёл, чтобы поговорить с вами о наркомании, о силе зависимости, а также о склонности к власти.
Как врач, я практикую в Ванкувере, Канада. Я работал людьми, испытывающими очень-очень сильную зависимость. С людьми, которые употребляют героин, кокаин, алкоголь, кристаллический метамфетамин и любой другой известный человеку наркотик. Эти люди страдают.
Если успех врача измеряется продолжительностью жизни его пациентов, то я неудачник. Потому что мои пациенты умирают очень молодыми. Они умирают от ВИЧ, от гепатита С, от инфекций сердечных клапанов, от инфекций головного мозга, от заражения крови. Они умирают от суицида, от передозировки, от насилия, вследствие несчастных случаев.
И если вы посмотрите на них, то вспомните слова великого египетского писателя-романиста Нагиба Махфуза: «Ничто так не фиксирует последствия печальной жизни, как человеческое тело».
Потому что эти люди теряют всё.
Они теряют здоровье, теряют красоту, зубы, богатство, они теряют человеческие отношения и в итоге они часто теряют жизнь.
Но ничто не может удержать их от зависимости. Ничто не может заставить отказаться от неё. Зависимость остаётся сильнее. И тут возникает вопрос: почему?
Один из моих пациентов сказал мне: «Я не боюсь умереть. Я больше боюсь жить». Вопрос, на который мы должны ответить: почему люди боятся жизни?
Если вы хотите понять зависимость, не нужно рассматривать то, к чему она привела; вам нужно обнаружить, что её вызвало. Другими словами: понять, что человек получает от своей зависимости? Что он получает, чего в противном случае не имел бы?
Наркоманы получают облегчение от боли, ощущение умиротворённости, чувство контроля, чувство спокойствия…. очень временное.
Встаёт вопрос: почему всё перечисленное отсутствует в их жизни, что с ними случилось?
Такие наркотики как героин, морфин, кодеин, кокаин, алкоголь – это всё обезболивающее. Так или иначе, все они унимают боль. И тогда вопрос не «отчего наркомания?», а «отчего боль?».
Я только что закончил читать биографию Кита Ричардса, гитариста группы Rolling Stones. Многие удивятся, но он всё ещё жив, не смотря на то, что длительное время страдал тяжёлой героиновой зависимостью. И в своей биографии музыкант пишет, что в зависимости он искал забвения, это была попытка забыться. Кит сказал: «Мы идём на эти конвульсии, чтобы хоть на несколько часов перестать быть самими собой».
И я очень хорошо понимаю, что за дискомфорт можно испытывать от самого себя, находясь в собственной шкуре. Мне знакомо желание сбежать от собственного разума.
Великий британский психиатр Р. Д. Лэнг говорил, что есть три вещи, которых люди страшатся. Они боятся смерти, других людей и собственного разума. В течение долгого периода жизни, я хотел отвлечься от собственного разума, потому что боялся оставаться с ним наедине. И как же я отвлекался?
Ну, я никогда не употреблял наркотики, но я отвлекался через работу, полностью в неё погружался. И через покупки. В моём случае это были компакт-диски с классической музыкой.
В этом у меня развилась настоящая зависимость. За одну неделю я потратил 8000 долларов на диски с классической музыкой. Не потому, что я этого хотел, а потому, что я не мог не возвращаться в магазин.
Будучи врачом, я часто принимал роды. А однажды я оставил рожавшую женщину в больнице, чтобы раздобыть ещё классической музыки. Я хотел вернуться вовремя, но как только оказываешься в магазине, ты уже не можешь уйти так быстро. Эти дилеры классической музыки в проходах – настоящее зло: «Эй, приятель, ты уже слушал последний цикл симфоний Моцарта? Ещё нет? Ну…»
Я пропустил рождение того ребёнка. Придя домой, и солгал своей жене об этом.
Как и любой наркоман, я лгал об этом и игнорировал своих детей из-за своей одержимости работой и музыкой. Так что я знаю, каково это бежать от себя.
Моё определение наркомании: это любое поведение, которое даёт вам временное облегчение, временное удовольствие, но в долгосрочной перспективе наносит вред, имеет негативные последствия, и вы не можете от этого отказаться, несмотря на весь негатив.
Исходя из такого определения, вы можете понять, что существует много-много зависимостей.
Да, есть пристрастие к наркотикам, но также есть пристрастие к потребительству, к сексу, к интернету, к шопингу, к еде.
У буддистов есть такое понятие – «голодные духи». Это существа с большими пустыми желудками, маленькими тощими шеями и крошечными ртами, поэтому они никогда не могут получить достаточно, чтобы насытиться, никогда не могут заполнить внутреннюю пустоту.
И мы все в этом обществе – «голодные духи». У всех нас есть такая пустота и многие пытаются заполнить её извне. И наркомания – попытка заполнить эту пустоту с внешней стороны.
Теперь, если вы не против, зададимся вопросом: почему люди испытывают боль?
Не смотрите на их генетику, смотрите на их жизнь. В случае с моими пациентами, у которых была самая высокая зависимость, полностью очевидно, откуда бралась боль.
Потому что они все подверглись насилию. В детстве они подверглись жестокому обращению.
За 12-летний период я работал с сотнями женщин. Все они прошли через сексуальное насилие в детстве. Мужчины также были травмированы – сексуальное насилие, пренебрежение, физическое насилие, заброшенность и эмоциональная боль снова и снова. Вот откуда боль.
И здесь есть ещё кое-что: человеческий мозг.
Мозг человека, как вы уже слышали, развивает взаимодействие с окружающей средой. Это не просто генетическая запрограммированность. Среда, окружающая ребёнка, на самом деле формирует развитие мозга. Теперь я расскажу вам о двух экспериментах с мышами.
Берёте мышонка и кладёте еду в рот. Он её съедает, наслаждается, глотает. Но если вы положите пищу в нескольких дюймах от его носа, он не сдвинется с места, чтобы её съесть. На самом деле он умрёт от голода вместо того, чтобы есть. Почему? Потому что генетически у него нет рецепторов для химического вещества в мозге под называнием дофамин.
Дофамин – это стимул и химическая мотивация. Он вырабатывается, когда нами что-то движет, когда мы рады, возбуждены, энергичны, любопытны, когда мы в поисках пищи или сексуального партнёра. Без дофамина у нас нет мотивации.
Теперь, как вы думаете, что получает наркоман?
Когда он употребляет кокаин, кристаллический метамфетамин или другой наркотик, в его головном мозге наблюдается прилив дофамина. Вопрос в том, что в самом начале произошло с мозгом?
То, что наркотики вызывают привыкание – это миф. Сами по себе наркотики не вызывают зависимость, потому что большинство людей, которые их пробуют, не становятся наркоманами.
Так почему же некоторые люди подвержены наркомании?
Так же у некоторых людей возникает пристрастие к еде, но не у всех; все люди делают покупки, но некоторые от них зависимы; телевизор не у всех вызывает привыкание, но некоторые люди без него не могут.
Поэтому встаёт вопрос: откуда эта восприимчивость?
Вот ещё один небольшой эксперимент с мышами. Если новорожденных мышей отделить от матери, они не будут по ней плакать. К чему бы это привело в дикой природе? Они бы умерли, потому что только мать их защищает, растит, воспитывает.
Но у них не выработались рецепторы, химически соединяющие участки мозга для эндорфинов. Эндорфин – это эндогенный морфин. Это наше собственное природное болеутоляющее. Морфин или эндорфины также позволяют испытать любовь, ощутить привязанность детей к родителям и привязанность родителей к детям. Таким образом, эти маленькие мыши без эндорфинных рецепторов в мозге естественно не зовут свою мать.
Другими словами, пристрастие к наркотикам и, конечно, к героину и морфину вызвано их действием в эндорфинной системе. Вот почему они работают. Вопрос в том, что происходит с людьми, которым нужны эти химические вещества извне?
Если они подвергались насилию в детстве, то эти схемы не развиваются. Когда у вас нет любви и нет взаимосвязи в жизни в очень-очень раннем возрасте, то эти важные участки мозга просто не развиваются должным образом. Они также неправильно развиваются в условиях жестокого обращения. После этого мозг становится восприимчивым к наркотикам.
Но теперь они чувствуют себя нормально. Наступает облегчение боли. Они ощущают любовь. Одна пациентка сказала мне: «Когда я впервые употребила героин, то почувствовала себя, как в тёплых и нежных объятиях. Словно мать обнимает своего ребёнка».
Теперь у меня была такая же пустота, но не до такой степени, как у моих пациентов. Вот что произошло со мной:
Я родился в Будапеште, Венгрия, в 1944 году, в еврейской семье, перед тем как немцы оккупировали Венгрию. Вы знаете, что случилось с еврейским народом в Восточной Европе.
Мне было 2 месяца, когда немецкая армия вошла в Будапешт. На следующий день моя мать позвонила педиатру и сказала: «Пожалуйста, придите и осмотрите Габора, он всё время плачет». И педиатр ответил: «Конечно, я приду к нему, но должен вам сказать, все мои еврейские младенцы плачут».
Но почему? Разве дети знали о Гитлере или о геноциде, или о войне?
Нет.
То, что мы считывали, это были стрессы, ужасы и депрессии наших матерей. Это влияло на формирование детского мозга. И, естественно, так я получал сообщение, что мир не хочет меня, потому что если моя мать рядом со мной не радуется, должно быть, я не желанный ребёнок.
Почему позже я стал трудоголиком?
Если они не хотят меня, то, по крайней мере, они будут нуждаться во мне. Я стану важным врач и у них будет во мне потребность. Так я смогу загладить чувство ненужности.
И что это значит?
Это значит, что я всё время работаю. А когда не работаю, тогда покупаю музыку.
Какое сообщение подсознательно получают мои дети? Точно такое же – что они никому не нужны. Вот так мы передаём травмы, передаём страдания, бессознательно, от одного поколения к другому.
Очевидно, существует много способов заполнить эту пустоту, у каждого человека свой способ. Но пустота всегда возвращается к тому, чего мы недополучили, когда были очень малы.
И тогда мы смотрим на наркомана и говорим: «Как ты можешь делать это с собой? Как ты можешь вводить в свой организм это ужасное вещество, которое может тебя убить?» Но посмотрите на то, что мы делаем с Землёй. Мы выбрасываем в атмосферу, в океаны и в окружающую среду всё, что убивает нас и отравляет планету.
Теперь ответьте, какая зависимость сильнее? Зависимость от нефти? От потребительства? Что приносит больший вред?
И всё же мы судим наркоманов, потому что на самом деле видим, что они такие же как мы. Но нам это не нравится, и мы говорим: «Вы отличаетесь от нас, вы хуже, чем мы».
На самолёте из Сан-Паулу в Рио-де-Жанейро я читал New York Times за 9 июня. Там была статья о Бразилии и о человеке по имени Нисио Гомес, лидере народа гуарани из бассейна Амазонки, которого убили в ноябре прошлого года, наверное, вы о нём слышали.
Гомеса расстреляли, потому что он защищал свой народ от крупных фермеров и компаний, захватывающих и уничтожающих тропические леса, разрушающих среду, которая считается родиной индийцев в Бразилии.
И я могу вам сказать, что это пришло из Канады. Там произошло то же самое. Многие из моих пациентов – индейцы. Коренные жители Канады в значительной степени страдают зависимостью. Они составляют небольшой процент населения. Но они составляют большой процент среди заключённых в тюрьмах, среди наркоманов, среди психически больных и среди людей, совершающих самоубийство. Почему?
Потому что у них отняли родные земли. Потому что их убивали и подвергали насилию из поколения в поколение.
И вот следующий вопрос: вы можете понять страдания коренных народов и можете понять, что мучения толкают их на поиски способа облегчить боль в наркотиках, но что можно сказать о людях, которые это совершают? В чём их зависимость?
Они зависимы от власти. Зависимы от богатства. Зависимы от приобретений. Они хотят стать больше.
Когда я пытался понять пристрастие к власти, я взглянул на некоторых влиятельнейших людей в истории: на Александра Великого, на Наполеона, на Гитлера, на Чингиз Хана, на Сталина. Это очень интересно.
Прежде всего, зачем им так много власти?
Любопытный факт: физически они все были очень небольшими людьми, где-то моего роста или даже ниже. Они были выходцами из других народов, не из местного населения. Сталин был грузином, а не русским; Наполеон был корсиканцем, а не французом; Александр Македонский не был греком и Гитлер был австрийцем, а не немцем.
Таким образом, у них могло быть ощущение неуверенности и неполноценности.
Они нуждались во власти, чтобы почувствовать себя хорошо, чтобы возвеличиться. И чтобы получить эту власть, они были готовы воевать и убивать многих людей, только чтобы поддержать эту власть.
Я не утверждаю, что только небольшие люди могут быть властолюбивыми, но интересно рассмотреть эти примеры, потому что, говоря о власти, о пристрастии к власти, всегда подразумевается пустота, которую вы пытаетесь заполнить извне.
Наполеон даже в изгнании на острове Святой Елены, утратив могущество, говорил: «Я люблю власть, люблю власть». Он не мог представить себя без власти. Не мыслил себя без внешнего могущества.
Очень интересно сравнить его с Буддой или с Иисусом. Если вы почитаете их историю, то найдёте, что обоих искушал Диавол, а один из соблазнов, которые он им предлагал – это власть, земная власть. И они оба отказались.
Почему они сказали «нет»? Оба отказались, потому что у них была внутренняя сила, и не было потребности искать её вовне.
Ещё они отказались, потому что не хотели контролировать людей, а хотели их учить. Они хотели научить людей своим примером, мягкой речью, мудростью, а не с помощью силы. Поэтому отказались от власти.
И ещё очень интересно, что они об этом говорили. Иисус сказал, что власть и реальность находятся не снаружи, но внутри нас. Он говорил: «Царство Божие внутри вас».
И Будда перед своей смертью, когда монахи скорбели и плакали, сказал им: «Не оплакивайте меня, не поклоняйтесь мне. Найдите свет внутри себя, сами станьте светом».

Итак, мы смотрим на этот сложный мир с разрушающейся средой и глобальным потеплением, и опустошением океанов. Давайте не будем надеяться на людей, находящихся у власти, что они изменят положение вещей, потому что люди у власти – мне не хочется об этом говорить, – но очень часто это одни из самых пустых людей в мире и они не собираются изменять что-либо для нас.

Мы должны найти этот свет внутри себя, найти свет в сообществах и в своей собственной мудрости и в собственном творчестве.
Мы не можем ждать от людей, находящихся у власти, что они сделают для нас что-то лучшее, потому что они никогда этого не сделают, пока мы не сделаем.
Они говорят, что в человеческой природе лежит конкуренция, агрессия, эгоизм. Всё как раз наоборот. Человеческая природа на самом деле в кооперации, человеческая природа в щедрости, в общности единомышленников.
То, что мы видим здесь на этой конференции – людей, обменивающихся информацией, людей, получающих информацию, людей, стремящихся к лучшему миру, – это и есть человеческая природа.
И когда вы обнаружите этот свет внутри, когда вы найдёте свою собственную сущность/природу, тогда мы будем добрее и к себе, и к природе.
Спасибо».
http://www.aum.news/nauka

 

Химическая зависимость: психолог консультирует

психолог консультирует

Психолог в лечении наркомании и алкоголизма

Психолог реабилитационного Центра «Малиновка»

проводит консультации:

1. по проблемам наркотической и алкогольной зависимости;

2. по проблемам созависимости;

3. по вопросам  межличностных, семейных и иных отношений.

Место проведения консультаций

офисы РЦ «Малиновка»  по адресам

1. проспект Маркса, 18/1 офис 417 а

2. улица Заозерная, 17/1 офис 2

Время консультаций —  по согласованию с психологом

тел:8 905 096 58 98

Звоните!

Психолог

Татьяна Владимировна 

Наркозависимость — это вопрос духовный

Можно ли сделать из наркоманов полноценных членов общества

Пациент в столовой в реабилитационном центре для наркоманов

Пациент в столовой в реабилитационном центре для наркоманов
Фото: Павел Лисицын / РИА Новости

26 июня в мире отмечают международный день борьбы с наркозависимостью. Каждый год из-за наркотиков в стране гибнет почти 70 тысяч человек. По оценке ФСКН, на медицинском учете состоит около 700 тысяч страдающих наркоманией, однако реальное число, употребляющих наркотические вещества, по разным данным, может достигать семи миллионов. При этом в стране всего четыре государственных реабилитационных центра в общей сложности на 200 мест. Об этом говорили на недавнем заседании Госсовета, где Владимир Путин отметил необходимость государственного контроля за реабилитацией наркозависимых. Впрочем, президент не призывал копировать советскую систему принудительного лечения. О том, как сегодня наркозависимых возвращают к нормальной жизни, «Ленте.ру» рассказали представители медицинского сообщества, общественных организаций, церкви и клуба анонимных наркоманов.

Вашкин Дмитрий Владимирович, главный врач Наркологической клиники Маршака:

После лечения к употреблению возвращаются порядка 40 процентов пациентов нашей клиники. Это достаточно высокий показатель, хотя в среднем по России он колеблется на уровне 70-80 процентов. Больные наркозависимостью редко приходят сами. Чаще всего подключаются семья, родственники, коллеги, мотивирующие человека на лечение. Реабилитация проводится в два этапа: сначала лечат в стационаре в закрытых учреждениях, дальше пациент постепенно возвращается в социум и посещает врача три раза в неделю.

Семья, в которой есть наркоман, тоже вовлечена в его болезнь и страдает от созависимости. К сожалению, в государственных учреждениях мало внимания уделяется работе с семьей, а это важный момент в достижении трезвости наркомана. Родственники должны понимать, как будет меняться человек и что делать, чтобы не спровоцировать срыв. Безусловно, сложнее всего преодолеть психологическую зависимость. В современной медицине разработано достаточно много препаратов и методик, которые позволяют безболезненно пережить период зависимости физической. А вот развитие психических нарушений требует длительного лечения у психотерапевта для выработки новой модели поведения.

Государственные структуры в данный момент не способны оказать полноценную помощь наркозависимым. Чтобы содержать в штате хорошего психолога, его нужно обеспечить соответствующей зарплатой. Когда за работу по социальной адаптации получают копейки, эффективность падает. Сейчас активно лоббируется программа «12 шагов» реабилитационных центров (групповая терапия по принципу обществ анонимных алкоголиков, — прим. «Ленты.ру»). Суть ее в том, что бывшие наркоманы участвуют в реабилитации новых пациентов. Этой программе уже 80 лет. Кому-то она показана, для кого-то эффективна. Но я не считаю ее полноценной — бывший зависимый не может лечить болезнь, а наркомания — это, безусловно, болезнь. Требуется более комплексный подход.

Есть такое понятие в медицине — запретительные методики, то есть кодирование. Можно ввести в организм препарат, который будет блокировать действие опиата на три месяца. Тогда человек обычно пытается перейти временно на другой наркотик — у него ничего не меняется. Он как в тюрьме ждет освобождения. Эти методики очень востребованы, потому что якобы избавляют от зависимости за пять минут. Но это допустимо лишь в качестве подстраховки при комплексном лечении.

В России создаются религиозные реабилитационные центры, где пациенту пытаются привить веру. Есть также аналоги существовавшего в СССР принудительного лечения с элементами трудотерапии. Я достаточно скептически отношусь к трудоустройству наркоманов. Прежде всего нужно адаптировать человека в семье. Какой из него работник, если он перед этим воровал, обманывал семью, сдавал вещи из дома в ломбард. Плюсом такого лечения в советские годы было то, что лица, ведущие криминальный образ жизни, в том числе заражающие ВИЧ и гепатитом, находились под контролем. Что же касается церкви, от безысходности и отсутствия профессиональной помощи люди готовы идти куда угодно. Но это совершенно непрофессиональный подход. Болезнь должен лечить врач.

Никита Вячеславович Лушников, председатель правления Российского антинаркотического союза:

Официально в России работают около 500 центров реабилитации наркозависимых. По факту их, конечно, раз в пять больше. К сожалению, все они действуют хаотично, потому что у нас нет структуры, которая бы курировала вопросы реабилитации. Сейчас этим занимаются ФСКН и Минздрав. Государство готово выделять ресурсы, но для этого должно быть создано ведомство, которое вместе с общественными организациями занималось бы конкретно реабилитационным полем. Никто лучше общественников не знает, что такое героин и спайс, потому что мы это в прямом смысле через себя пропустили. К сожалению, я десять лет своей жизни употреблял наркотики. Десять уже не потребляю, и вся моя жизнь посвящена тому, чтобы возвращать людей к нормальной жизни.

Реабилитацией теперь не занимается только ленивый. Но снять зависимость — это только половина дела. Бросить наркотики несложно, сложно не начать их употреблять вновь. А вот именно этой проблемой занимаются единицы. Нужно не просто избавить человека от зависимости, его в социум вернуть надо. Учить деньги зарабатывать самостоятельно, а не просить у родителей и родственников. Ребятам, проходившим лечение в центрах, с которыми сотрудничает наш Союз, мы предлагаем самые разные профессиональные направления. Но наркозависимый — это больной человек, и он не может работать в агрессивной среде. Для выздоравливающих нужно создавать свои центры занятости, ориентированные на креативную работу, а не таскание кирпичей на стройке. Это медийное направление, спортивное, бизнес-структуры. Например, ребятам выделяют 30 мест в институте телевидения Останкино. В Театре наций поставили спектакль «Потерянное поколение» с участием наркозависимых. Мы открываем фитнес-центры, где ребята работают инструкторами. Это огромная мотивация.

Мы не можем осуждать те или иные способы реабилитации наркозависимых, потому что никто не говорит, как правильно лечить. Если ликвидировать центры, то тысячи потенциальных преступников окажутся без присмотра. Один наркозависимый совершает три преступления в день — достает деньги на наркотик криминальным путем, достает сам наркотик и употребляет его. Мы должны дать этим центрам правильные критерии работы. Сейчас между реабилитационными центрами — здоровая конкуренция. Но на фоне глобальной наркотизации нашей страны не должно быть вообще никакой конкуренции. Даже если мы умножим число центров на десять, проблема все равно не решится. Мы считаем преступлением конкурировать между собой в таких условиях.

Игумен Анатолий (Берестов), руководитель Душепопечительского центра по реабилитации наркозависимых Московской патриархии, доктор медицинских наук:

С 1997 года у нас уже 30 тысяч человек вернулись к нормальному образу жизни. Но, к сожалению, наш центр прекратил свое существование несколько месяцев назад после того, как один из священников оклеветал меня.

Реабилитация наша заключается в воцерковлении и беседах. Этим людям оказывалась и медицинская помощь, но в последнее время я убедился, что достаточно одного воцерковления и медикаменты практически не нужны. Наркомания неизлечима одними медицинскими методами, потому что это проблема духовная. Грех не лечится.

Раньше я считал, что для выздоровления человеку нужно до шести месяцев, но теперь знаю: хватит и одного дня — одной исповеди. После таинства покаяния грех снимается. Мы занимаемся этими людьми, и 95 человек из ста не возвращаются к наркотикам.

Наркозависимость — вопрос духовный, а не медицинский. Когда человек начинает молиться, он возвращается к нормальной жизни. Вам в это трудно поверить, но результат есть. Но для этого человек должен прийти сам. Обычно это люди верующие. Среди знакомых мне бывших наркозависимых восемь человек стали священниками. Но никто не собирается делать из наркоманов монахов.

Инна, участница сообщества анонимных наркоманов:

В сообществе собираются люди из совершенно разных социальных слоев: от бывших заключенных до известных представителей творческих профессий. Все в одном помещении. Есть определенный регламент поведения — по аналогии с американской системой. Сначала люди представляются, а потом говорят о том, что их волнует в данный момент. Главная цель — не вернуться к употреблению наркотика именно сегодня. Это очень мощно работает, потому что люди понимают: у них общая задача — выжить. Они говорят очень честно и просто о таких вещах, о которых не принято говорить. Часто приглашают на собрания людей, которые не употребляют наркотики по 10-15 лет. В такие группы приходят до 70 человек.

В системе «12 шагов» принимают участие люди всех конфессий и сексуальных ориентаций. Понятие бога в этой системе выходит за рамки религии — это некая высшая сила, которая сильнее чем мы. У каждого здесь свой бог. Это гипертолерантность — у всех нас одна беда.

Модераторами в обществе анонимных наркоманов выступают сами участники. Эту работу все выполняют по очереди, и она тоже — часть терапии. Ключевой момент системы «12 шагов» — искренность. Человек исследует самые темные закоулки своей души, чтобы не вернуться опять к наркотикам. Главное, не сорваться, а те, кто не выдержал, попадают под особый контроль участников программы. Это ежедневная работа над собой. Такая поддержка более эффективна, чем общение с психологом. От консультации людей, не имеющих собственного опыта употребления, чаще всего нет толка. Наверное, поэтому в реабилитационных центрах психологами часто работают бывшие наркоманы.

Зависимость: почему доброта и любовь эффективнее наказания

Доктор Габор Мате (Gabor Mate) известен в Канаде работой с людьми с очень сильными зависимостями.

В своей книге, канадском бестселлере «Среди голодных привидений: Близкие встречи контакты с зависимостью» (In the Realm ofHungry Ghosts: Close Encounters with Addiction), Мате выступает за отношение к зависимым, основанное на сострадании. При этом, число сторонников такой позиции в мире растет. Майя Салавиц из секции журнала Time о здоровье Time Healthland поговорила с Мате о причинах и последствиях зависимости и способах отношения к ней.

М. Славиц


Доктор Мате

Доктор Габор Мате

Как вы определяете зависимость?

- Зависимость – это поведение, от которого человек не может отказаться, связанное с пристрастием к чему-либо и временным облегчением вследствие получения этого, а также с долговременными отрицательными последствиями для организма такой практики. Заметьте, я ничего не сказал о веществах – потому что зависимостью считается абсолютно любое поведение, основанное на страстном влечении, с негативными последствиями, которое человек не может контролировать. Зависеть можно от чего угодно. В любом поступке или поведении – сексе, азартных играх, шоппинге, работе или употреблении веществ задействованы одни и те же схемы работы мозга, система поощрения, психологическая динамика и духовная пустота. Люди просто переключаются с одного на другое. Для меня вопрос стоит не так – употребляете ли вы что-нибудь. А вот есть ли у вас пристрастие к этому? Нужна ли вам доза для облегчения? Имеет ли это негативные последствия для организма? Ответы на эти вопросы определяют зависимость.

Верите ли вы, что в основе любой зависимости лежит травма?

- Я считаю, что детская травма или эмоциональная недостаточность создает универсальный паттерн для зависимости. Также это зависит от определения травмы. Если определять травму как некое сильное трагическое переживание, то смерть родителей, насилие в семье, надругательство или другие виды травмы в привычном понимании пережил не каждый зависимый. Но есть и другое определение травмы. Д. Винникот (D.W. Winnicott), детский психолог из Британии, считает, что есть два типа событий в детстве, которые оказывают на ребенка неизгладимое впечатление: когда происходит что-то, что не должно было произовйти (это травма в классическом понимании), и когда не происходит чего-то, что должно было случиться. Дети одинаково травмированы обоими видами этих переживаний. Например, когда между родителями и детьми нет так необходимого эмоционального контакта, никто не назовет это травмой – но по сути, на ребенка это оказывает действие, аналогичное травме.  Или послеродовая депрессия матери, которую в общем-то травмой не назовешь, может привести к отсутствию так необходимого ребенку в этот момент внимания, и соответственно повлиять на его эмоциональное и интеллектуальное развитие.

Но родитель в принципе не может находиться в состоянии близкого эмоционального контакта с ребенком 100% времени…

- Родитель не должен быть идеальным. В современном обществе существует не только проблема того, любят ли родители своих детей, но и того, что часто родители эмоционально изолированы и находятся в состоянии стресса, или волнуются из-за финансового положения семьи и, как результат, уделяют меньше времени детям. Так или иначе, эмоциональная недостаточность в раннем возрасте – универсальный паттерн для возникновения зависимости. В основе всех зависимостей лежит облегчение страданий, самоутешение (self-soothing). А дети утешают себя, когда этого больше некому сделать.

Вы практикуете снижение вреда по отношению к зависимостям, в частности, обеспечение зависимых чистыми иглами и безопасным помещением для употребления наркотиков.  В Америке такой подход на протяжении длительного времени рассматривался как потакающий и считался неправильнымим, потому что в такой ситуации от зависимых не требуется быть «чистыми», чтобы получить помощь.

- Вопрос на самом деле ставится так: что лучше для наркозависимых – наркотик, разведенный в воде из лужи или разведенный в стерильной воде? Чистые иглы или распространение ВИЧ и гепатита? Вот что лежит в основе концепции снижения вреда. Это не попытка вылечить от зависимости, это – буквально – уменьшение вреда для человеческого организма, наносимого употреблением наркотиков. В медицине такой подход применяется постоянно. Люди не могут избавиться от привычки к курению, но мы все равно снабжаем их ингаляторами, чтобы им легче дышалось – почему мы должны иначе относиться к потребителям инъекционных наркотиков? Не то, чтобы мы побуждали их к чему-то, чего они не делали раньше.

- Критики снижения вреда утверждают, что эта практика не дает наркозависимым дойти до низшей точки падения, «удариться о дно» и отказаться от употребления, осознав всю тяжесть ситуации.

- Я двенадцать лет проработал в регионе с самой сильной наркозависимостью на американском континенте – Даунтаун Истсайд в Ванкувере. Люди там живут на улицах с ВИЧ, гепатитом и гноящимися ранами – как они могут упасть еще ниже? Если падение на дно помогало бы людям, в Даунтаун Истсайд уже не было бы ни одного зависимого. Определение «дна» очень относительно, так что вся эта концепция лишена смысла. Например, для меня как для доктора, низшей точкой падения была бы потеря лицензии на професссию. Но что было бы «дном» для живущей на улице женщины, которая всю свою жизнь подвергалась насилию? Это бессмысленная и ложная идея. Никто не нуждается в негативных потрясениях, чтобы изменить свою жизнь к лучшему. Только хорошие  события могут побудить кого-то это сделать. За двенадцать лет работы в Даунтаун Истсайд я ни разу не встретил зависимую женщину, которая не перенесла бы сексуального насилия в детстве.

Отношения зависимых к власти и любым вышестоящим людям или институтам основано на страхе и подозрительности. Как можно помочь кому-то с помощью еще большего наказания? Им нужно как раз обратное. А так выходит, что мы пытаемся наказать их за попытку самоуспокоения, за самый доступный им способ обрести спокойствие в чудовищно некомфортном для них мире. Это же просто абсурд. Снижение вреда не ставит своей целью вылечить от зависимости. Это просто первый шаг постепенному возвращению в нормальную жизнь. Но начинать действовать нужно именно на том уровне, на котором находятся зависимые.

По моему опыту посещения программ снижения вреда, шприцы и медикаменты были не главным для зависимых в таких центрах. Гораздо более важным был подход «я верю, что ты стоишь спасения, хотя и продолжаешь употреблять наркотики.» Это задевает людей за живое и открывает двери.

- Это ключевой подход. Чистые иглы и стерильная вода это хорошо, но самым важным в снижении вреда является человеческое отношение к тем, кто был отвержен всю свою жизнь. Мы как бы говорим им «Мы не собираемся осуждать тебя за твои потребности в текущий момент». Снижение вреда включает в себя гораздо больше, чем просто набор определенных практик – это способ отношения к людям. Мы не заставляем тебя отказаться от употребления, мы просто пытаемся помочь тебе стать здоровее. По крайней мере, тебе не придется страдать от инфекции костного мозга, потому что ты используешь шприц с чистой иглой: это все же чего-то да стоит, правда? Мы просто стараемся уменьшить их страдания. Не факт, что зависимые станут меньше употреблять, но это не проблема снижения вреда, а проблема всей системы.

Война против наркозависимости сильно органичивает наши возможности. Когда на людей нападают, когда они в состоянии стресса, нет никакой надежды, что их удастся реабилитировать. Так что такая критика снижения вреда неправомерна, поскольку это проблема медико-законодательного подхода, который преобладает сейчас по отношению к зависимости.

Люди описывают наркозависимых, как людей, ведущих себя компульсивно в ожидании негативных последствий. Но ведь то же самое можно сказать и о нашей политике в отношении наркотиков.

- Да, наркополитика сама по себе является практически той же зависимостью. Это ряд действий с негативными последствиями, от которых общество никак не может отказаться. И это дает обществу некоторое эмоциональное облегчение, потому что люди ощущают враждебность в отношении зависимых. И когда кого-то из них садят за решетку, это безусловно дает чувство облегчения и удовлетворения, но на практике, к сожалению, никак не избавляет от зависимости. Такая ситуация – следствие отрицания связи между травмой и завимостью, и это лишь одно из многих последствий. Стресс в раннем детстве и его влияние на мозг и иммунную систему ребенка, травма – основа не только ментальных заболеваний, зависимостей, но часто и рака, и множества других болезней. Общество не уделяет внимания взаимосвязи этих явлений. Мы видим только последствия, и виним зависимых за эти последствия, но отказываемся смотреть на причину.

Почему?

- Потому что мы живем в обществе, которое всеми способами пропагандирует зависимость. Зависимость, по сути, это когда мы чем-то извне пытаемся заполнить внутреннюю пустоту и облегчить боль. Вся современная экономика основана на поиске облегчения вовне. А зависимый человек символизирует всю нашу ненависть к самим себе. Выражение «козел отпущения» очень характерно в этом смысле. В Библии этот термин означает козла, на которого общество проецировало все свои грехи и потом прогоняло его в пустыню. Это ровно то, что мы делаем с зависимыми.  Зависимые воплощают собой все отчаяние в попытках заглушить внутреннюю пустоту чем-то внешним, которое характеризует нашу культуру. Нам крайне неприятно это видеть, так что мы делаем зависимых козлами отпущения и думаем, что тем самым избавляемся от собственных грехов.

Так что мы можем сделать?

- Я считаю, что профилактика зависимости должна начинаться еще с обследования беременных женщин, с их самого первого визита в поликлинику. Стресс во время беременности – в отличие от точки зрения генетиков – сильно влияет на развитие плода. Во-вторых, в США вам необходим отпуск по уходу за ребенком как минимум в год длиной (стандартный неоплачиваемй отпуск по уходу за ребенком в США – 12 недель – прим. перев). Другими словами, я считаю, что ребенку важна забота и эмоциональная поддержка – а для этого важно поддерживать родителей.

Что касается зависимостей, самое важное и первоочередное, что мы можем сделать – признать, что зависимые перенесли травму, и что им нужно сострадание, а не наказания и больше травм.

Есть ли что-то, что удивляет вас в работе с тяжело зависимыми людьми?

- Самое поразительное – как люди выживают, несмотря ни на что. Даже несмотря на попытки нажиться друг на друге, продавая наркотики, в этом сообществе все равно присутствует огромная доля заботы друг о друге. Те же люди, которые друг друга обманывают, часто идут на  большие жертвы, чтобы друг другу помочь. Несмотря на весь стресс и страдания такой жизни, люди тесно связаны друг с другом. Это самое поразительное, что я видел. Когда кто-то болеет, все остальные его поддерживают. Люди делятся едой друг с другом, а как-то я помню один из зависимых ходил на работу с коммерческими секс-работницами, просто по своей воле, чтобы защитить, если кто-то попытается их обидеть. Люди там принимают друг друга такими, как есть, и очень нуждаются в общине. Особенно те из них, которым не хватает эмоциональной поддержки – для них община значит все.

Источник: http://healthland.time.com/2012/08/17/treating-addiction-a-top-doc-explains-why-kind-love-beats-tough-love/

Созависимость: это про вас?

Признаки психологической зависимости   по Мелоди Битти

 

1. Забота о других. Созависимые могут:

- думать и чувствовать, что они ответственны за других людей — за чувства, мысли, созависимость,2действия, выбор, желания, потребности, благополучие, недостаток благополучия, за самую судьбу других людей;
- чувствовать тревогу, жалость и вину, когда другие люди имеют проблемы;
- чувствовать непреодолимое желание — их тянет почти что силой — помогать тому человеку решить его проблемы, при этом они дают советы, которые другие не хотят принимать, созависимые дают скорострельную серию предложений либо пытаются урегулировать чувства других;
- чувствовать злость, когда их помощь оказывается неэффективной;
- предвосхищать потребности других людей;
- удивляться, почему другие не делают то же самое для них;
- обнаруживать, что они говорят «да», имея в виду «нет», и делают вещи, которые они в действительности не хотели делать, делают большую часть работы, чем они должны были бы делать по справедливости, и делают те вещи, которые другие люди в состоянии сделать сами для себя;
- не знать, что они хотят и что им нужно: а если и знают, то говорят себе, что то, чего они хотят и в чем нуждаются, является неважным;
- пытаться доставлять удовольствие другим, вместо того чтобы доставлять удовольствие себе;
- обнаруживать, что их тянет к нуждающимся людям;
- обнаруживать, что нуждающиеся люди тянутся к ним;
- чувствовать скуку, пустоту и бесполезность, если нет кризиса в их жизни, проблемы, требующей решения, или кого-либо, кому необходимо помогать;
- отвергать свои рутинные обязанности, откладывать собственные дела, чтобы откликаться на потребности других или делать что-либо для кого-то другого; быть сверхпреданными;
- чувствовать себя опустошенными и раздавленными;
- чувствовать в глубине души, что другие люди каким-то образом ответственны за них; обвинять других за то, в каком положении оказались созависимые;
- говорить, что другие люди заставили созависимых чувствовать себя так, как они чувствуют,
- верить, что другие люди сводят их с ума;
- испытывать гнев, считать себя жертвами, неоцененными людьми, которых использовали;
- находить, что другие люди стали нетерпеливыми или злыми с ними в связи со всеми вышеперечисленными характеристиками.

2. Низкое чувство собственного достоинства. Созависимые склонны:

- происходить из нарушенных, эмоционально репрессивных или дисфункциональных семей;
- отрицать, что их семьи были нарушенными, эмоционально репрессивными или дисфункциональными;
- докучать себе, дразнить себя всем, что бы с ними ни происходило, включая то, как они думают, чувствуют, выглядят, действуют и ведут себя;
- злиться, резко защищать себя, становиться самонадеянными и негодующими, когда другие
обвиняют и критикуют созависимых, т.е. делают нечто такое, что созависимые сами постоянно делают в отношении самих себя;
- отвергать комплименты и похвалу;
- впадать в депрессию из-за недостатка комплиментов и похвалы (лишение психологических поглаживаний);
- чувствовать себя иными, чем весь оставшийся мир;
- думать, что они недостаточно хороши;
- чувствовать себя виноватыми, когда тратят деньги на себя или позволяют себе развлечься, либо сделать что-то, не являющееся абсолютно необходимым;
- бояться отвержения;
- все принимать на свой счет;
- быть в прошлом жертвами сексуального, физического или эмоционального оскорбления, плохого ухода и плохой заботы, отвержения или алкоголизма;
- чувствовать себя жертвами;.
- говорить себе, что они не могут ничего сделать как следует,
- бояться сделать ошибки;
- удивляться, почему им так трудно принимать решения;
- ожидать от себя безупречного выполнения любого дела;
- удивляться, почему они не испытывают удовлетворения от любого сделанного дела;
- иметь огромное число этих «я должна», «я должен»;
- часто испытывать чувство вины;
- чувствовать стыд за то, какие они есть;
- думать, что их жизнь ничего не стоит,
- пытаться помогать другим людям жить;
- искусственно подпитывать чувство собственного достоинства, помогая другим;
- иметь сильные чувства низкого собственного достоинства — замешательства, чувство провала, поражения и т.п. — из-за поражений и проблем других людей;
- желать, чтобы с ними случилось что-то хорошее;
- верить, что хорошее никогда не случится;
- верить, что они не заслужили ничего хорошего, не заслужили счастья;
- желать нравиться другим людям и снискать их любовь;
- верить, что другие люди не могут их любить, симпатизировать им
- пытаться доказывать другим людям, что они (созависимые) весьма хорошие;
- так устраиваться в жизни, чтобы быть нуждающимися.

3. Вытеснение (репрессия). Многие созависимые:

- вытесняют свои мысли и чувства из своего осознания, потому что боятся и чувствуют себя виноватыми;
- боятся позволить себе быть теми, кто они есть;
- становятся ригидными, несгибаемыми и зажатыми собственным контролем.

4. Одержимость. Созависимые склонны:

- ужасно тревожиться о проблемах и других людях;
- беспокоиться о самых глупых вещах;
- думать и много говорить о других людях;
- терять сон из-за проблем и поведения других людей;
- мучиться, терзаться;
- никогда не находить ответов на свои вопросы; контролировать людей;
- пытаться «застукать» человека при совершении актов нехорошего поведения;
- чувствовать себя не в состоянии прекратить говорить, думать и мучиться из-за других людей или проблем;
- уклоняться от выполнения рутинных дел, поскольку они (созависимые) так расстроились из-за кого-то или из-за чего-то;
- направлять всю свою энергию на других людей и проблемы;
- удивляться, почему у них никогда нет сил, энергии;
- удивляться, почему они не справляются с делами.

5. Склонность к контролю. Многие созависимые:

- какое-то время живут в гуще таких событий и с такими людьми, которые вышли из-под контроля, что дает созависимым чувство горечи и разочарования;
- начали бояться позволять другим людям быть теми, кто они есть и разрешать событиям течь естественным путем;
- не видят, что они боятся утратить контроль и ничего не делают с этим страхом;
- думают, что они лучше знают, как нужно повернуть события и как люди должны себя вести;
- пытаются контролировать события и людей, используя беспомощность, вину, ссоры, угрозы, дачу советов, манипулирование или доминирование;
- в конечном счете терпят поражение в своих попытках или провоцируют у людей гнев;
- сами становятся разочарованными и злобными;
- чувствуют, что они сами попали под контроль событий и людей.

6. Отрицание. Созависимые имеют тенденцию:

- игнорировать проблемы и притворяться, будто их нет;
- притворяться, будто обстоятельства не так плохи, как они есть;
- говорить себе, что завтра будет лучше;
- быть настолько занятыми, чтобы не иметь возможности обдумать серьезную ситуацию;
- приходить в замешательство;
- к депрессивному состоянию или плохому самочувствию;
- ходить по врачам и принимать транквилизаторы,
- становиться трудоголиками;
- компульсивно тратить деньги;
- переедать;
- притворяться, что перечисленные вещи не случились с ними;
- наблюдать, как проблемы становятся все сложнее;
- верить лжи;
- обманывать себя;
- удивляться, почему они чувствуют себя так, будто сходят с ума.

7. Зависимость. Многие созависимые:

- не чувствуют себя счастливыми, довольными или умиротворенными;
- ищут счастье вокруг себя;
- вешаются на того человека или цепляются за то событие, которые, по их мысли, могут обеспечить им счастье;
- чувствуют ужасную угрозу при мысли потерять ту вещь или человека, которые, как они думают, обеспечивают их счастье;
- в прошлом не чувствовали любви и одобрения своих родителей;
- не любят себя;
- верят, что другие люди не могут их любить или не любят их;
- отчаянно ищут любви и одобрения;
- часто ищут любви у людей, не способных любить;
- верят, что другие люди никогда не могут быть в их распоряжении (послужить им, помочь и т.д.);
- ставят знак равенства между любовью и болью (страданием);
- чувствуют, что они нуждаются в людях больше, чем те нуждаются в них;
- пытаются доказать, что они все-таки достаточно хорошие люди и заслуживают любви;
- не задумываются над тем, хороши ли другие люди для них;
- беспокоятся о том, нравятся ли они другим, любят ли их другие люди;
- не тратят время на то, чтобы понять, любят ли они других людей, нравится ли им тот или та;
- центр своей жизни помещают вокруг других людей; ищут взаимоотношений, чтобы доставить себе все хорошие чувства;
- теряют интерес к своей жизни, когда любят;
- мучаются, что другие люди оставят их;
- не верят, что они могут заботиться о себе;
- поддерживают взаимоотношения, которые им ничего хорошего не дают;
- переносят оскорбления, чтобы удерживать рядом с собой людей, которых они любят;
- чувствуют, что попались в капкан взаимоотношений;
- оставляют плохие взаимоотношения и формируют новые, которые также не приносят им ничего хорошего;
- желают знать, найдут ли они когда-нибудь свою любовь.

8. Плохие взаимоотношения. Созависимые часто:

- обвиняют;
- угрожают;
- принуждают;
- умоляют;
- подкупают;
- советуют;
- не говорят то, что имеют в виду;
- не имеют в виду то, что говорят;
- не знают, что они имеют в виду;
- не принимают себя всерьез;
- думают, что другие люди не принимают созависимых всерьез;
- принимают себя слишком серьезно;
- о том, что им нужно, просят непрямым образом — например, вздохами;
- находят, что им трудно схватить главное, суть;
- не уверены, в чем состоит главное; тщательно выверяют слова, чтобы достичь желаемого эффекта;
- пытаются говорить то, что, по их мысли, доставит удовольствие другим;
- пытаются говорить то, что, по их убеждению, будет провоцировать людей;
- пытаются говорить то, что, как они надеются, заставит людей делать то, что хотели бы созависимые;
- опускают слово «нет» из своего лексикона;
- слишком много говорят,
- говорят о других людях;
- избегают говорить о себе, о своих проблемах, чувствах и мыслях;
- говорят, что во всем они (созависимые) виноваты;
- говорят, что они (созависимые) ни в чем не виноваты;
- верят, что их мнение не имеет значения;
- не спешат выражать свое мнение, пока не узнают мнения других людей.
- прибегают ко лжи, чтобы защищать и покрывать людей, которых они любят,
- прибегают ко лжи, чтобы защитить себя;
- испытывают трудности, если необходимо отстоять свои права;
- испытывают трудности, если необходимо выражать свои эмоции честно, открыто и адекватно;
- думают, что большинство из того, что они вынуждены сказать, является не важным;
- начинают говорить в циничной, неуважительной к себе или грубой манере;
- извиняются за то, что побеспокоили других людей.

9. Слабые границы. Созависимые часто:

- говорят, что не потерпят больше определенных форм поведения от других людей;
- постепенно повышают меру своего терпения до тех пор, пока они могут переносить и делать такие вещи, о которых они говорили, что никогда не вытерпят и не сделают,
- позволяют другим причинять себе страдания;
- длительно поддерживают такие отношения, в которых люди причиняют им страдания;
- удивляются, почему это люди так больно их ранят,
- жалуются, обвиняют, пытаются контролировать, а сами в это время продолжают оставаться теми же;
- наконец, становятся злыми;
- становятся полностью нетерпеливыми, интолерантными.

10. Недостаток доверия. Созависимые:

- не доверяют себе;
- не доверяют своим чувствам;
- не доверяют своим решениям;
- не доверяют другим людям;
- пытаются доверять людям, не заслуживающим доверия;
- думают, что бог отверг их;
- теряют веру в бога и доверие к нему.

11. Гнев. Многие созависимые:

- чувствуют себя очень напуганными, обиженными и гневными;
- живут с людьми, которые являются очень напуганными, обиженными и гневными;
- боятся собственного гнева;
- боятся гнева других людей;
- думают, что люди их покинут, если гнев проявится;
- думают, что другие люди делают их злыми;
- боятся вызвать чувство гнева у других людей;
- чувствуют себя под контролем гнева других людей;
- подавляют свои гневные чувства;
- много плачут, становятся подавленными, переедают, болеют, совершают подлые и отвратительные поступки, чтобы свести счеты, действуют враждебно либо проявляют вспышки злобы;
- наказывают других людей за то, что те разгневали созависимых;
- стыдятся своего чувства гнева;
- берут вину и стыд на себя за чувство гнева;
- испытывают все возрастающее чувство гнева, негодования и горечи;
- чувствуют себя надежнее со своим гневом, чем с чувствами горечи и обиды;
- удивляются, будут ли они хоть когда-нибудь не испытывать чувства гнева.

12. Проблемы секса. Некоторые созависимые:

- и в постели лишь заботятся о других;
- занимаются сексом, когда им этого не хочется;
- вступают в сексуальные отношения в то время, когда они предпочли бы видеть заботу, поддержку со стороны других или просто почувствовать себя любимыми;
- пытаются иметь секс тогда, когда они рассержены или обижены;
- отказываются наслаждаться сексом, потому что злятся на своих партнеров;
- боятся потерять контроль;
- испытывают большие трудности в постели, если решаются просить о том, что им (созависимым) нужно;
- эмоционально замыкаются от своего партнера;
- испытывают внезапное сильное изменение сексуальных чувств по отношению к партнеру;
- не говорят об этом;
- тем не менее, принуждают себя иметь секс;
- низводят секс до технического акта;
- удивляются, почему они не испытывают удовольствия от секса;
- желают своему сексуальному партнеру, чтобы он умер, чтобы он ушел или чтобы он почувствовал то, что чувствуют созависимые;
- имеют сильные сексуальные фантазии в отношении других людей;
- решают заиметь или фактически имеют внебрачные связи.

13. Смесь. Созависимые имеют склонность:

- быть в высшей степени ответственными;
- быть в высшей степени безответственными;
- становиться великомученицами (великомучениками), жертвуя своим счастьем и счастьем других тогда, когда не требуется жертвы;
- находить, что трудно быть в близких отношениях с людьми;
- находить, что им трудно предаваться развлечениям и забавам, быть спонтанными, естественными;
- иметь в целом пассивное отношение к своей созависимости — слезы, обиды, беспомощность;
- иметь в целом агрессивное отношение к своей созависимости — насилие, гнев, доминирование;
- комбинировать пассивное и агрессивное отношение;
- к непостоянству, колебаниям в решениях и эмоциях;
- смеяться, когда чувства таковы, что им впору плакать;
- оставаться преданными своим насильственным порывам и людям, даже если они доставляют им только боль, обиды;
- путаться в представлениях о природе проблемы;
- покрывать, скрывать правду о проблеме и защищать ее;
- не искать себе помощи, потому что они говорят себе, что проблема не является такой уж тяжелой, что они сами в своих глазах недостаточно важны;
- удивляться, почему это проблема не уходит, никуда не девается.

14. Прогрессирование. На более поздних стадиях созависимости созависимые могут:

- чувствовать себя как в летаргическом сне, т.е. вялыми, пассивными;
- чувствовать себя подавленными, быть в состоянии депрессии;
- становиться замкнутыми и изолированными от общества;
- переживать полную утрату способности к выполнению рутинных обязанностей, привычных повседневных дел;
- жестоко обращаться со своими детьми или перестать заботиться о них, забросить другие свои обязанности;
- испытывать чувство безнадежности.

http://vk.com/psycho

Муж – наркоман: что делать?

Муж-наркоман. Что делать?Муж – наркоман: что делать?

На сайте реабилитационного центра «Малиновка» завершился опрос: «Муж – наркоман. Что делать?»

Зачастую женщинам, чьи мужья  употребляют соли, спайсы, бутират или любые другие наркотические вещества, советуют: «Беги от него! Бывших наркоманов не бывает!»  Особенно часто  такие советы звучат в молодых семьях, где пока еще нет детей.  24% участников опроса  разделяют мнение «Вычеркнуть из жизни». Такой вариант ответа имеет право быть.  Жить с наркозависимым человеком всю оставшуюся жизнь вряд ли согласится каждая женщина. Она – не мать наркомана, которая принимает своего сына любым, с любым диагнозом и проблемой. Она  хочет быть любимой и счастливой. Кстати,  этот ответ на протяжении длительного времени занимал лидирующую позицию в нашем опросе.

В конечном итоге, больше всего участников опроса, а именно, 38 %,  отметили необходимость оказать наркозависимому помощь и содействие в прохождении реабилитации в реабилитационном центре. В семьях, где есть положительный и позитивный опыт семейной жизни, где есть дети, как правило, вопрос ставится по-другому: как помочь мужу-наркоману преодолеть зависимость?

14 % участников опроса считают, что пользы в лечении наркомании  будет гораздо больше, если жена наркомана будет посещать группы Нар-Анон, работать по программе «12 шагов». Как показывает всемирный опыт  лечения наркомании,  чаще всего «обречены на успех» те семьи, члены которых  параллельно работают над зависимостью и созависимостью.

14 % жен наркоманов не знают, как поступить, если муж употребляет наркотики. Иногда или регулярно.  Иногда для принятия решения недостаточно информации о том, как можно помочь мужу-наркоману, какие есть для этого варианты и шаги.  Иногда у жен наркоманов недостаточно финансовых средств, чтобы обратиться за квалифицированной помощью.  Иногда – нет желания. Это бывает в тех случаях, когда исчерпан ресурс терпения.

10 % участников опроса считают  возможным или необходимым присоединиться к мужу. Как в употреблении, так и в преодолении зависимости. Да, такое бывает. Одна из причин женской наркомании – это наркотическая зависимость мужа. Женщины  пробуют наркотики «из солидарности» или под давлением  наркомана.

Как помочь мужу-наркоману? 5 шагов

  1. Получить квалифицированную бесплатную консультацию в  реабилитационном центре «Малиновка»;
  2. Замотивировать наркозависимого на встречу и диалог со специалистами реабилитационного центра «Малиновка»;
  3.  Найти возможность  отправить мужа — наркомана в реабилитационный центр на лечение наркомании и реабилитацию
  4. Начать посещать группы Нар-анон (для созависимых)
  5. Начать работу по программе «12 шагов» для  выстраивания конструктивных отношений с мужем после завершения реабилитации.

Эффективная помощь в лечении наркомании.

РЦ «Малиновка:

 Звоните!

Что сгорело в реабилитационном центре «Малиновка» на Масленицу?

РЦ Малиновка, Масленица1

Как Вы думаете, что сжигали на Масленицу в реабилитационном центре «Малиновка» ребята и девушки,  собравшись в круг?  Чучело? Зиму? А, может, они  сжигали и хоронили  свои обиды, тревоги, зависимость, наркотическую или алкогольную?

А знаете  ли Вы,  что сжигание Масленицы  в старые времена  считалось ее похоронами?  Что на Масленицу пекли блины, как поминальное угощение в честь усопших?

Не смотря на то, что грустная Масленица на Руси уже давно превратилась в один из самых веселмасл 6ых праздников,  традиция печь блины,  круглые и желтые, как солнце, осталась.  Сегодня Масленица считается прощанием с зимой, ожиданием тепла и солнечных дней.

В этот день в реабилитационном центре «Малиновка» позитивные эмоции зашкаливали! Одна из главных причин этого  в том, что организаторами  праздника и его участниками были одни и те же лица:  резиденты  центра, проходящие здесь программы лечения наркомании и алкоголизма, реабилитацию, социальную адаптацию. Вместе с ребятами в празднике приняли участие их  верные друзья – собаки.

РЦ Малиновка, Масл 2Веселые конкурсы, шутки, народные песни под баян – все как в старые добрые времена  на Руси. Вряд ли кто-то из участников мероприятия сможет сказать, что   такое яркое событие было в его жизни!  Ведь зачастую ни наркоманы, ни алкоголики не интересуются подобными мероприятиями.

Масленица-2018 в реабилитационном центре «Малиновка»   оставила   в каждом свой горячий, как блин с пылу-жару, след! Позитивные и яркие эмоции – лучшее  средство в лечении наркомании и алкоголизма!

Присоединяйтесь! Будем работать над собой вместе!

 

РЦ «МАЛИНОВКА»:

ЛЕЧЕНИЕ НАРКОМАНИИ И АЛКОГОЛИЗМА В ОМСКЕ!

Наши контакты — здесь!

Сколько потребностей – столько зависимостей

Конференция Психология зависимости

В работе международной научно-практической конференции «Вызовы современности: психология зависимости», состоявшейся в Москве с 9 по 12 февраля, приняли участие знакомые многим специалистам по химической зависимости профи, такие, как Валентина Новикова, Руслан Молодцов, Александр Савицкий. У этих известных не только в России людей учатся руководители и специалисты фонда помощи наркозависимым «Линия-жизнь» и реабилитационного центра «Малиновка» побеждать зависимость и созависимость.

Наркотическая зависимость — частный случай

«Сколько у человека потребностей — столько и зависимостей. Наркотическая зависимость как частный случай» — так называется лекция Игоря Кузичева, отражающая актуальность темы зависимостей в современном мире.

Каких только зависимостей нет! Назовем некоторые из них: алкогольная, наркотическая, никотиновая, сексуальная, интернет-зависимость, трудоголизм, игромания, переедание. И у каждой из этих зависимостей есть причины и последствия. Со многими из зависимостей справиться без специалистов невозможно.

Участники конференции обсудили самые различные аспекты навязчивого поведения, созависимости. Так, Валентина Новикова провела семинар «Зависимость как болезнь, симптомы болезни и динамика выздоровления». Тема семинара Руслана Молодцова звучит так: «Травма как фундамент формирования аддиктивного и девиантного поведения». Александр Савицкий провел мастер-класс «Консультант по вопросам зависимости — профессиональные секреты».

Мастер-класс «Маниакальная любовь. Высокие состояния и чёрные дыры» провела Наташа Маркович, автор бестселлеров, в том числе «Флаттер, круто, блин» , ведущий замечательных незабываемых авторских тренингов. Один из таких тренингов Наташа Маркович провела в Омске в апреле 2011, участников которого была автор этой заметки.

Стас Пьеха проводит групповую терапию с наркоманами

Поделился своим опытом преодоления наркотической зависимости Стас Пьеха, открывший не так давно реабилитационный центр для людей с химической зависимостью. Стас попал в наркотическую зависимость, будучи подростком. Причиной этого послужили непростые отношения в его известной всей стране семье.
В настоящее время Пьеха, получив психологическое образование, лично проводит групповую терапию с наркоманами. Как отметил Стас в одном из интервью, его кумир — Валентина Новикова.

РЦ «Малиновка» — лечение  наркомании и алкоголизма… добром

О том, как  работает реабилитационный центр «Малиновка» с зависимыми и созависимыми, как к отправить наркомана или алкоголика в реабилитационный центр «Малиновка» — каждый день на страницах сайта!

Пишите, звоните, приходите в офис центра!

Всегда рады и способны  помочь!

1 2 3 23