Monthly Archives: Октябрь 2017

Почему сибиряки подсаживаются на различные стимуляторы

Развеять дым иллюзий

Почему сибиряки подсаживаются на различные стимуляторы

Адрей ЛопатинОфициальная статистика гласит: пить в Сибири стали меньше. Но на смену алкогольной приходят другие виды зависимостей, которые не менее опасны. Подробнее – в беседе с главным наркологом Сибирского федерального округа, доктором медицинских наук Андреем Лопатиным.

Андрей Анатольевич, как изменяется в Сибири ситуация с наркологическими расстройствами?

Андрей Лопатин: Основные показатели распространенности наркомании, алкоголизма и токсикомании в СФО, как и по стране в целом, снижаются. Конечно, в разных регионах разными темпами. Где-то алкоголизм остается наиболее злободневным явлением, а где-то – пристрастие к наркотикам. Но тенденция к снижению в целом прослеживается. В частности, по данным минздрава, пациентов, которым впервые в жизни поставили диагноз «наркозависимость», в СФО в 2015 году насчитывалось 3 695, а в 2016-м – 2 988, пациентов с первичным диагнозом «пагубное употребление наркотиков» – 9 114 и 7 221 соответственно.

Об улучшении ситуации говорит и то, что сокращается количество употребляемого алкоголя. В пересчете на абсолютный питьевой спирт практически во всех регионах Сибири это меньше десяти литров на душу населения в год. Правда, нельзя забывать, что алкоголь делится на легальный и контрафактный. И, по мнению ряда экспертов, доля последнего – уже больше половины. Дешевые суррогаты, к сожалению, сегодня доступны тем, у кого нет средств на легальные спиртные напитки. На федеральном уровне необходимо обеспечить, чтобы на прилавках присутствовал недорогой алкоголь достойного качества. Пусть он будет в пластиковых бутылках или другой непрезентабельной упаковке, но это должен быть безопасный продукт. А пока во всех субъектах СФО мы наблюдаем отравления фальсификатами с содержанием метилового спирта и других добавок, не соответствующих никаким ГОСТам. Эпопея с «Боярышником» – живой пример.

Как вы относитесь к предложению ввести государственную монополию на производство алкоголя?

Андрей Лопатин: Считаю, что не только производство, но и реализация спиртного должны стать прерогативой государства. Нужны более четкие и жесткие правила, особенно относительно времени и мест продажи. Не секрет, что в Кемерове шаговая доступность алкоголя чрезвычайно высока: всего 300-500 человек на каждую точку продаж. Отсюда – и преступления, урон здоровью, снижение трудоспособности, рост смертности. Конечно, для исправления ситуации очень многое нужно сделать. И вряд ли в ближайшие годы мы достигнем показателей Норвегии и других скандинавских стран, где на каждую точку, торгующую алкоголем, приходится свыше десяти тысяч покупателей, и она, как правило, вынесена за городскую черту.

Отдельная тема – самогоноварение. Распространен миф, что спиртное домашнего приготовления чуть ли не полезно для здоровья. Якобы если оно умельцами профильтровано, да на каких-то там орешках или камешках настояно, то им даже лечиться можно. Опасное заблуждение. Такое «лечение» приводит к формированию первичной зависимости и несет риск бытовых отравлений из-за бесконтрольного употребления.

Кстати, это относится и к аптечному сегменту, у нас он совершенно упущен из виду. Так, во всем мире не просто запрещен, но считается вредным препарат «Корвалол». Кроме спирта, он содержит фенобарбитал, относящийся к психотропным веществам. А бесконтрольность приема порождает массу проблем. У многих вошло в привычку, невзирая на инструкцию и назначение врача, «приговорить» пузырек одним махом, да еще «залакировать» алкоголем. И потом по результатам химико-токсикологических анализов, которые граждане сдают при трудоустройстве, получении разрешений на вождение автомобиля или ношение оружия, они лишаются допусков.

Так что одним легальным спиртным дело не обходится. Но государство пока занимается этими вопросами робко, с опаской, оглядываясь, видимо, на спорный опыт антиалкогольной кампании 1985 года. Хотя летальность, демографические проблемы, связанные с алкоголизмом и последствиями злоупотребления спиртным, в стране настолько масштабны, что игнорировать их, по меньшей мере, легкомысленно.

А насколько в Сибири распространен пивной алкоголизм?

Андрей Лопатин: Это реально существующая проблема. И ее решение, на мой взгляд, во многом зависит от позиции властей. Скажем, такого количества точек по продаже пива как в столице Кузбасса ни в одном сибирском регионе не встретишь. Пивнушки в Кемерове – на каждом шагу, и желающие выпить, а потом и «догнаться», в любое время года выскакивают из подъездов в трусах и тапочках. Получается, нормативно-процедурные вопросы, связанные с открытием таких торговых точек, в городе решаются относительно легко. Да, предприниматели должны как-то зарабатывать. И пусть бы зарабатывали, производя что-либо. Но открытие производства требует вложений, а прибыль получишь не раньше, чем через год-другой. И то, если налогами не задушат. Вот и открываются в городе в основном пивные точки. Это сиюминутный выигрыш для бюджета, но в долгосрочном плане потом аукнется. Ведь опасность пивного алкоголизма, распространяющегося среди подростков, в том, что он способствует формированию более тяжелых форм зависимости – от крепкого алкоголя и наркотиков.

И какие наркотики сейчас преобладают в Сибири?

Андрей Лопатин: Опиоиды и кокаин сдают позиции. Введение рецептурной формы продажи кодеинсодержащих препаратов практически свело на нет распространение смертельно опасного «крокодила». На первое место выходят психостимуляторы, синтетические и растительные каннабиноиды. «Синтетика» в силу своей дешевизны, агрессивного варианта продажи и простоты изготовления становится чрезвычайно доступной. А зависимость – более злокачественная и труднее поддается лечению.

Эксперты прогнозируют дальнейшее ухудшение ситуации за счет активного распространения психоактивных веществ в подростковой и молодежной среде. Вы с ними согласны?

Андрей Лопатин: Новые виды наркотиков популяризируют в Интернете. Идет активная пропаганда, что, дескать, нет зависимости, нет последствий, а все вещества – легальные. Проблема в том, что пока то или иное вещество еще не занесено в реестр запрещенных, оно свободно продается в виртуальных магазинах. Многие этим пользуются. А психостимуляторы тем и коварны, что разнообразны. И формы зависимости реализуются в любой ситуации, когда у ребенка уже есть предрасположенность.

Ведь зависимость – это вариант гиперкомпенсации какого-то дефекта, психической недостаточности. А на чем она выявится – уже детали. Потому так важно формирование здоровой личности, устойчивой к соблазнам. В то же время чем больше соблазнов и искушений вокруг, тем вероятнее реализация зависимых форм поведения. И чем менее доступны алкоголь и наркотики, тем меньше шансов, что тот или иной молодой человек в конечном счете станет зависимым. Да, кто-то всегда найдет свою кружку пива, свою бутылку и свою дозу. Но когда за бутылкой нужно ехать за город, пиво стоит дорого, а покупка наркотика уголовно наказуема, то для какой-то части граждан это, безусловно, сыграет роль ограничителя.

Ключевой вопрос

Чем опасны электронные сигареты, которыми все чаще балуются подростки? И в чем корни зависимости от новомодных маний, например, делать бесконечные селфи?

Андрей Лопатин: Электронные сигареты позиционируются как баловство. Но это то же самое курение, только с использованием гаджетов. И, кроме ароматизаторов, в курительной смеси могут содержаться психостимуляторы. Конечно же, вейпы нужно запретить. Но пока все ограничивается лишь рассуждениями об их вреде.

А селфи – это своего рода нарциссизм, в основе которого лежит изначальная незрелость, неполноценность, инфантильность личности, неготовность предоставить жизни какой-то свой, индивидуальный и зрелый стереотип поведения. А современные технологии регулярно подбрасывают новые, нехимические варианты гиперкомпенсации. Опасность их тоже подчас недооценивается. Более того, некоторые даже поощряются. Той же самой телекоммуникационной индустрией.

Подражание знаменитостям, заимствование примеров – самый простой путь компенсации собственной неполноценности. Но лишь на мгновение. И современный человек – как правило, тяжелый невротик, инфантильный по своей сути, – включается в гонку, повторяя навязчивые действия снова и снова.

Вы видели, с какими угрюмыми, недоверчивыми, подозрительными выражениями лиц некоторые люди идут по улице? Никого и ничего не замечают, вечно не удовлетворены собой и потому страдают. Материально они вроде бы здесь, но фактически отсутствуют. Такое расщепление, безусловно, серьезно отражается на психическом и физическом здоровье. Этими людьми очень удобно управлять, они послушны, не спорят, не возмущаются. У них хаос в голове, они размыты и не цельны, без стержня, без собственного «я». Отсутствует и понимание формирования некоего единства личности. Мужского начала и, соответственно, мужчины. Женского начала и, соответственно, женщины. Идет уплощение, попытки подогнать всех под один шаблон, когда люди одинаково думают, одинаково одеты. Посмотрите, как изменилась мода. Какие-то тапочки, узенькие брючки, куцые курточки и пиджачки… Не всегда с первого взгляда можно понять, кто перед вами – женщина или мужчина. Некий средний род. Такой человек легко вписывается в институт формирования зависимости. И легко меняет одну зависимость на другую.

24 октября 2017 :: Юлия Потапова (Кемерово)

Перепечатано из  Российская газета-Неделя-Сибирь

 

 


Отправить

РЦ «Малиновка»: ваша удивительная работа вернула к жизни мою дочь

IMG_7179 Хочу выразить огромную благодарность реабилитационному центру «Малиновка», его руководителям  Валентину Владимировичу Пухову и Антону Михайловичу Васильеву, а также сотрудникам фонда «Линия-жизнь» за высокий профессионализм в лечении женской наркомании.

Ваша удивительная работа вернула к жизни мою дочь, вернула гармонию и спокойствие в нашу семью. Ваша помощь  и добро неоценимы!

Отдельное огромное спасибо за поддержку моей дочери после прохождения курса в реабилитационном центре!

Хочу также сказать отдельные слова благодарности  Пухову Валентину Владимировичу за помощь, оказанную мне, в выздоровлении от созависимости.  Я научилась понимать свою дочь и помогать ей в выздоровлении от наркотической зависимости.

Ещё раз огромное спасибо за вашу работу!

Мама  Светланы.

Октябрь 2017

Родительское собрание в РЦ «Малиновка»: теория и практика

 Малиновка, собрание

На родительском собрании, прошедшем в воскресенье в офисе фонда помощи наркозависимым «Линия-жизнь» и реабилитационного центра «Малиновка», в очередной раз говорили  о том, как общаться  с выздоравливающими наркоманами и алкоголиками после их возвращения из реабилитационного центра.

Тема – не новая, но она вызывает у родственников зависимых большой интерес. Особенно, у тех, кто ищет пути повышения эффективности лечения наркотической и алкогольной зависимости в реабилитационном центре.  Ведь те, кто осознал, что наркомания – болезнь семейная, что лечить ее, как и любую  другую  болезнь, влияющую на состояния других, можно только при участии в этом процессе всех заинтересованных сторон, приносят, участвуя в   собраниях центра и групп «Нар-Анон», гораздо больше пользы и себе, и  другим.

На собрании в РЦ «Малиновка»   не только говорили о «Я-высказывании» (Я-сообщении»), но и потренировались использовать  этот инструмент в группе.

Президент фонда «Линия-жизнь», руководитель программы лечения наркомании в Омске  Валентин Владимирович Пухов   в очередной разъяснил  родственникам зависимых, что включает в себя курс социальной немедицинской реабилитации,  рессоциализации и адаптации лиц с химической зависимостью. Он рассказал участникам собрания,  из чего  состоит этот курс,  каким образом  идет ежедневная и ежеминутная работа с  зависимыми от наркотиков и алкоголя ребят.  В. Пухов  подчеркнул, что  медицинской наркологической помощи. РЦ «Малиновка»  не оказывает.  Такая помощь осуществляется, при необходимости,  партнерами центра.

РЦ «Малиновка»: благодарственное письмо

игроманияВ августе  2016 г. мы отправили своего сына Александра в реабилитационный центр  «Малиновка», так как уже не могли смотреть на то, как он себя от всех изолировал. Саша днём спал, а ночью играл в компьютерные игры, а когда была возможность, то пил, с нами почти не общался, хотя жили мы вместе.

Если его просили помочь, он был очень раздражителен, чаще всего отказывался или выполнял просьбы нехотя. Вёл он себя, как ребёнок. Хотя ему 34 года, он капризничал и часто обижался на нас, родителей, если мы делали что-то не так, как хочет он.

Саша  пробыл в ребцентре один год и два месяца, сдал три шага. Осваивать программу было ему трудно, потому что не хотел и сильно сопротивлялся. Но время, физический труд, выполняемые письменные задания, режим, упорная работа консультантов и руководителя программы не прошли даром.

Поначалу,  когда он приехал домой, я не увидела в нём изменений. Прошла неделя,  и муж отметил, что не зря Саша был в ребцентре. Саша целую  неделю ездил с отцом на работу и безотказно выполнил всё, о чем спросил его  отец. «Он стал  совсем другим человеком, — сказал муж. — Он стал внимательным и отзывчивым, стал понимать меня с полуслова, у него появилась ответственность за работу».

Саша уже сам видит наперёд, что нужно ещё что-то сделать и делает. Сейчас он себя ведёт как взрослый человек, как мужчина. Дома  выполняет  любую просьбу сразу же,  повторять не приходится. Вообще сейчас он ведет  себя правильно, а, вернее, ведет правильный образ жизни, следит за собой. Саша изменился в лучшую сторону, и мы, родители, очень довольны и рады этому.

Мы хотим выразить огромную благодарность реабилитационному центру  «Малиновка»,  руководителю программы Пухову Валентину Владимировичу,  что консультантам Евгению Александровичу и Александру Николаевичу, а также  всему персоналу центра. Спасибо вам огромное за ваш нелёгкий, но очень нужный труд. Вы помогаете нашим детям осознать свою жизнь и встать на правильный путь.

Мама Александра.

Новый наркотик «земляника»: правда или вымысел?

новый наркотик зеляника

В некоторых регионах страны появилась информация о том, что в школах распространяется  новый наркотик, который выглядит как шипучие конфеты с запахом земляники.  Это наркотическое вещество, якобы замаскированное под конфеты, уже называют «Земляникой» или «Клубникой».

Как сообщается на сайте агентства Ura.ru, информацию об этом наркотике распространяют родители в социальных сетях. При этом, в УМВД ХМАО  считают информацию об этом наркотике вымыслом: пока эту «землянику»(или «клубнику»?), никто не видел.

Не так давно большой ажиотаж был вокруг наркотика fans

Новый наркотик – правда это, или вымысел, покажет время. В любом случае, родители должны знать, что может угрожать ребенку на улице и в школе, и что нужно делать, обнаружив симптомы употребления наркотических веществ  у близкого человека.

Чтобы не навредить себе и близкому, самое лучшее – получить консультацию у специалистов!
РЦ «Малиновка», где проходят лечение наркомании  и реабилитацию юноши и девушки с различных регионов страны,  всегда на связи!

Звоните!

РЦ «Малиновка»: когда есть шанс остаться трезвым?

пареньМыслями о том,  почему важно пройти курс реабилитации в реабилитационном центре  до конца, с нами поделился выпускник РЦ «Малиновка» Максим З.

 

«Рано или поздно в жизни выздоравливающих наркозависимых наступает момент выбора. И этот выбор, как правило,  многим из них приходится делать по итогам первого трехдневного выезда в город.  Выбор и простой, и очень сложный: остаться в городе или вернуться в  реабилитационный центр, чтобы завершить курс реабилитации.

Попробуем разобраться,   почему резиденты, оказавшись «на выезде», не хотят возвращаться в реабилитационный центр и почему стоит возвращаться и проходить программу реабилитации до конца.

Возвращение в реабилитационный центр после поездки в город является больше чем просто рекомендацией. Каждый,  кто прошел программу и остается трезвым, с уверенностью  скажет о необходимости вернуться и доделать начатое дело. Банальный пример, подтверждающий это: рабочий не получит зарплату, не отработав положенный срок полностью или не выполнив согласованный объем работы.

Как показывает статистика, только  3 из 10 выздоравливающих наркоманов, прошедших полный курс реабилитации, остаются трезвыми на протяжении длительного времени. 70 из них  срываются, оказавшись в среде, полной соблазнов. Что можно сказать о шансах остаться трезвым тех, кто не завершил программу,  не получил необходимый для трезвой жизни набор знаний и инструментов?

Почему резиденты решают остаться в городе после первого выезда?  Ложное чувство необходимости внести свой посильный  вклад в решение семейных проблем,  страх потери времени, иллюзии и самоуверенность – это те  мотивы, которые  толкают резидентов на подобные решения. И эти решения, как правило,  являются для них роковыми. Дело в том, что, выходя в город, «неокрепший» в центре наркозависимый не готов к тем сложным реалиям, с которыми сталкивается. В этих реалиях включается старая модель поведения, зависимый сдается. Это ведет к срыву.

Чаще всего это касается тех выздоравливающих, кто не был полностью честен с собой, группой и консультантами в прохождении курса лечения наркомании, те, кто оставил для себя оговорки и «форточки» и не поделились ими с консультантами центра.

Я уверенно могу заявить:  человек не сохранит трезвость,  не пройдя полный курс реабилитации. Поняв,  что хотят донести до  меня консультанты реабилитационного центра «Малиновка»,  я дал себе слово закончить программу, во что бы то ни стало. Благодаря этому  я живу трезво уже 3 года, ни разу не пожалев о том, что приехал пройти курс реабилитации в этом центре.

Я благодарен консультантам этого центра: они вправили мой мозг и помогли выйти из самообмана.

Мне трудно вспомнить имя хоть одного знакомого, кто остался трезвым, не вернувшись в центр после 3-х дневного выезда. Чаще всего  я вижу их на улице не в том виде, о котором они мечтали, находясь в центре.

Закончить дело до конца — было рекомендацией для меня, я выполнил ее и на данный момент я имею все, о чем мне говорили — друзей, хорошие отношения в семье, счастье в жизни, а самое главное — я трезв. Еще не раз я обращусь к консультантам из реабилитационного центра «Малиновка» за советом. Знаю, они не посоветуют мне плохого!

ЛЕЧЕНИЕ НАРКОМАНИИ — ЗДОРОВАЯ ПСИХИКА

 

здоровая психикаВо всемирный день психического здоровья, который отмечался на этой неделе, ребята, проходящие лечение наркомании и алкоголизма в Омске, в РЦ «Малиновка», ответили на вопросы, касающиеся здоровой психики.

 

Юлия

Что значит для меня здоровая психика? Здоровая психика для меня это уравновешенное поведение в обществе, адекватные уравновешенные реакции на различные триггерные ситуации. Ведь поведение,  нормальное и  естественное для обычных людей, для меня  пока еще не  всегда естественно.  В последнее время, до того, как я оказалась в РЦ «Малиновка», я часто вела себя  неадекватно. Очень многие ситуации в обыденной жизни приводили меня либо в ступор, либо к агрессии и раздражительности.

Я привыкла, что все должны делать всё  так,  как я хочу,  что весь мир крутится вокруг меня,  хотя это на самом деле не так.  Сейчас я реально осознаю,  все восприятие окружающего мира у меня не  совсем адекватное, я вижу, что  очень многое сама себе придумываю. Все это – благодаря тому, что нам дают в процессе реабилитации специалисты РЦ «Малиновка». В этом, по-моему, и есть смысл лечения наркомании — видеть мир реальным. Могу сказать,  что за последнее время я  стала более сдержанной, стала   более уважительно и внимательно  относиться к другим людям.

 

Ольга

Здоровая психика, по-моему,  это когда я адекватно, уравновешено, без негатива воспринимаю какую-либо информацию. Это когда я  могу принять правильное адекватное решение и  отдаю отчёт своим поступкам.

На данном этапе лечения наркотической зависимости я вижу в моей психике много отклонений. Я неуравновешенная,  вспыльчивая, могу, не отдавая себе отчета, кого-то  обозвать, кому-то нагрубить, и даже толкнуть человека. Конечно, сейчас я вижу в себе в этом плане  благодаря программе РЦ «Малиновка» большие перемены. У меня есть инструменты, позволяющие предотвращать такое поведение. Провожу анализ чувств, взвешиваю все за и против. Даже  если в какой-то ситуации я неадекватно отреагировала, стараюсь  тут же  исправить свои ошибки. Считаю, что у меня это получается. Для этого  я очень много работаю над собой, наблюдаю со стороны за окружающими меня людьми,  отслеживаю в поведении других  такие моменты, беру на вооружение опыт других. Это дает мне толчок  - толчок к правильному реагированию на многие вещи и правильные поступки.

 

Андрей

Психическое здоровье для меня – это  моё состояние гармонии с окружающим миром, когда я отношусь спокойно ко всему и всем, что и кто меня окружает. Повторюсь: спокойно, а не безразлично. Это  тогда, когда  никто и ничто не может заставить меня нервничать или вызвать у меня негативные чувства. Даже  если и возник какой-то конфликт или конфликтная ситуация, я должен уметь  поступать так, чтобы не испытывать негатива.  По-моему, психологическое здоровье очень важно, важно ничуть не меньше,  чем физическое. И чем  больше я буду испытывать   позитивные чувства, тем дольше я буду жить на этом свете.

Лечение наркомании в Омске. Работа над собой и ее результаты

IMG_7001

О том, как и чем лечат наркоманию в РЦ «Малиновка», мы рассказываем постоянно.  О том, как  идет процесс реабилитации, что делают, чувствуют  и замечают резиденты реабилитационного центра, они рассказывают сами. Женская наркомания — это особая проблема. Сегодня — мнения девушек  о лечении, а, вернее, процессе выздоровления» в РЦ «Малиновка» в Омске.

 

Наташа

Как происходит моё выздоровление? В реабилитационном центре я   много работаю над собой, как никогда до этого не работала. Прошу помощи у девочек, читаю литературу, пишу, анализ чувств,  работаю над своими страхами и дефектами характера, проговариваю тревожные мысли. Что еще? Пишу задание, сдаю их,  общаюсь с консультантами, соблюдать дисциплину, придерживаюсь распорядка дня.

Я замечаю,  что стала  более раскрепощенной и дисциплинированной.

 

Света

Каждое утро я провожу «настрой на позитив». Если что-то не срабатывает, стараюсь найти человека,  с которым происходит взаимопонимание. Этот способ мне очень помогает. Если вдруг что-то не так и идёт накопление негатива, я иду к консультантам по химической зависимости.   В общении с персоналом  без вариантов без вариантов находится решение всех моих бед .  За период моей реабилитации в РЦ «Малиновка» не было  ни одного случая, чтобы мне не помогли.  Если напрямую не скажут, как поступить или что делать в том или ином случае,  то обязательно подведут к правильному решению,   покажут направление, в котором нужно работать.

Находясь в РЦ «Малиновка» на лечении от наркомании,  вижу в себе большие изменения, так как уже многому научилась,  имею представление, какие инструменты и как применять на практике.  Сейчас я чувствую себя намного увереннее. У меня  пропал страх просить помощь,  страх совершить ошибку, страх смотреть на себя честно. Конечно, страхи все же иногда проскакивают, иногда ещё бывают дни,  когда нет  желания работать над собой, когда я  погружаюсь в апатию. Кстати, заметила,  что это моё состояние быстро проходит,  я начинаю искать выход, и снова прилив сил,  просыпается интерес к выздоровлению! Это круто!

РЦ «Малиновка»: лечение зависимости и выздоровление

 

IMG_7179О том, как  ребята выздоравливают от наркотической и алкогольной зависимости в реабилитационном центре «Малиновка», они рассказали во Всемирный  День психического здоровья.

Как проходит моё выздоровление в реабилитационном центре?

Андрей:

Выздоровление, это один из жизненно важных процессов жизни, в котором есть и позитивные моменты, и негативные. Все это  опыт. Вначале  своего выздоровления я с помощью заданий и  группы понял, что зависим, понял, где корень всех моих проблем, понял, что мне я не хочу употреблять. Но это непросто. Для этого я узнаю разные способы и инструменты, необходимые мне для  работы с моими  дефектами характера, с желанием вернуться в употреблении. Я учусь ими пользоваться здесь, в реабилитационном центре, где у меня есть право на ошибку, где последствия ошибки гораздо менее суровы, чем в городе. Я оттачиваю эти навыки  до автоматизма, чтобы при возникновении тяги не было сомнений в правильности принимаемых решений в любой  ситуации. Здесь, в РЦ «Малиновка», создан мини социум, в котором есть все,  как в моей естественной жизни. Я не знаю, заметно ли со стороны, со стороны как трудно мне, но я двигаюсь вперёд, вижу в себе изменения. Я стал сдержанней, не раздражаюсь по пустякам, учусь доверять людям, рассказываю о проблемах, делюсь опытом. Да, пока мне не все ясно и понятно. Душой и сердцем я готов принимать  изменения, а вот голова пока еще не со всем согласна и не все принимает.

Антон

Моё  выздоровление проходит по-разному, то бывает очень  тяжело, то полегче.  Некоторый жизненный опыт ко мне  уже пришел, я что-то взял для себя до приезда сюда. В основном это связано с духовным развитием и связью с высшей силой.

С первого дня пребывания в реабилитационном центре «Малиновка», где проходят лечение от наркомании и алкоголизма парни и  девушки,  меня заинтересовала программа выздоровления. Но понять ее смысл  по началу было очень непросто. И я не всегда был внимателен. Более глубокое понимание приходит постепенно,  все больше информации откладывается в голове. Конечно, не все так просто, как хотелось бы. Иногда я теряю интерес  к программе, так как  мне кажется, что я тупой, не всегда запоминаю элементарные вещи. Тем не менее мне здесь с первого дня нравится  обстановка и отношения между людьми. Даже если  я чего-то не понимаю сразу,  не принимаю это  «на вооружение»,   я все равно открываю полезную информацию.

Моё выздоровление для меня  очень важно, не смотря на то, что я двигаюсь вперед очень медленно.

Иван

В реабилитационном  центре я нахожусь с 16 мая 2017 г. За время пребывания здесь я заметил за собой много изменений в плане физического,  психического и духовного развития. Выполняя задания, я замотивировал себя трезвой интересной жизнью. Сдав  четвёртое задание, я  понял,  какие последствия вытекли из моего употребления. Сдав БП,  я понял, сколько вреда я принёс своим близким в  употреблении.

Сейчас я пишу первый шаг, хочу разобраться в нём полностью, так как это фундамент моего выздоровления, к которому я стремлюсь. Очень  надеюсь быть и оставаться последующие дни своей жизни чистыми трезвым.

 Анна

На протяжении последнего месяца моё выздоровление дается мне тяжело, потому что оно наконец-то началось. Я начала работать с честностью, в первую очередь, перед собой. И, на самом деле, это очень нелегко говорить о том, что происходит со мной, как я поступаю, говорить честно о том,  что происходит вокруг меня. Все это дается мне нелегко, и, тем не менее, это неотъемлемая часть моего выздоровления.

У меня появилась новая ответственность – я  старшая группы. Это для меня очень непросто. Правда, сейчас уже немного полегче. Так как я не привыкла в своей жизни брать на себя никакой ответственности, я заново этому учусь.

За этот период  передо мной стоят выбор: бросить все и  уехать домой, или  и остаться в реабилитационном центре,  где мне не всегда некомфортно. Я же привыкла жить так, как хочу. По рекомендациям своих близких и руководителей центра  я, конечно, осталась, но на протяжении долгого времени меня это тяготило.

Наконец-то благодаря руководству и персоналу РЦ «Малиновка»  у меня появилось желание двигаться вперёд. Я стала применять знания, которые здесь получила. Не всегда это получается, но я знаю свой эгоцентризм и учусь с ним работать. Я учусь быть в гармонии с самой собой, так жить  легче. Спасибо всем, кто помогает мне меняться!

Где начинается наркомания

где начинается наркоманияПерепечатано из журнала  http://www.partner-inform.de

После прочтения письма Михаила Рушанова нашим первым побуждением было его не публиковать, настолько шокирующим было впечатление. Мы прочитали его еще и еще раз, и наше неприятие позиции автора только усилилось. Вместе с тем, мы отметили, что Михаил Рушанов искренне желает остановить шествие наркомании, найти причины этого страшного явления…. В общем, мы пришли к выводу, что письмо Рушанова может стать хорошей затравкой для дискуссии, в которой наши читатели выскажут свое мнение на эту болезненную для всех нас тему.

«Сегодня я хотел бы с некоторым полемическим заострением продолжить тему о наркотиках и наркомании, начатую в «Partner» № 8 2005 д-ром Штайнке из Боннского центра по оказанию помощи наркозависимым и их лечению. В своей статье г-н Штайнке очень верно и красочно описал физическое и психическое состояние бездомных, «немытых, неопрятных с отрешенным видом  наркоманов», обитающих в «одном из доступных злачных мест, которое имеется в каждом крупном городе».
Карьера наркомана неизбежно ведет к бездомности, все наркоманы со стажем действительно раньше или позже оказываются в означенных местах. Кардинальный вопрос, который хочется задать после ознакомления со статьей, зачем же люди (наркоманы) так с собой поступают?
Мы, люди из нормального мира, живем в квартирах, сыты, одеты, обуты. О страданиях наркоманов даже профессионалы, каждый день работающие с этой группой страждущих, знают только из наблюдений и их рассказов. И мы, люди из другого мира, можно сказать инопланетяне с точки зрения больного, думаем, что можем подойти к наркоману и объяснить ему, как плохо быть зависимым. Наивно думать, что он тут же все поймет и перестанет принимать наркотики. Также неоправданна надежда на то, что подростки, увидев однажды жалкие фигуры наркоманов, навсегда отвратятся от этого зла и порока.
Это мнение чем-то напоминает назидательный подход, бытовавший в литературе XVIII – XIX веков. Тогда полагали, что если строго сказать подрастающему поколению: «мой руки перед едой, а то получишь миазмы и умрешь», то юноши тут же последует совету умудренных жизненным опытом людей. Сегодня, в XXI веке, мы знаем, что всё намного сложнее, и так просто психика человека не функционирует. Да и больные — не обитатели зверинца, которых показывают пальцем несмышленым детям, дескать «не пей Иванушка, козленочком станешь». А Иванушка-то еще как пьет…
Чужой дядя или чужая тетя в силу служебного долга в оплачиваемое рабочее время должны убедить наркомана, как плохо принимать наркотики, когда он знает, как ему от этого хорошо. После окончания рабочего дня дядя и тетя уходят домой к семье. Наркоман остается ночевать в «одном из доступных злачных мест». Там он добывает деньги на очередную дозу, спит, ест, колется, завязывает недолгие поверхностные отношения с другими наркоманами.
Зависимость — заразное заболевание. Наркоман может жить только в этой среде, поэтому в свою зависимость он вовлекает свое окружение. «Другом» наркомана может быть только другой наркоман. Ему можно продать наркотики и заработать деньги на очередную дозу, с ним можно общаться на равных, послать на добывание денег. Например, среди наркоманов нередки парочки со странными (для нас, нормальных людей) отношениями. Женщина занимается проституцией и зарабатывает деньги на дозу себе и своему другу, который паразитирует за ее счет. Так и живут. Утром опять приходят дяди и тети и начинают «работать» с больными. Иногда узнают, что в минувшую ночь один из подопечных скончался от передозировки наркотика, был убит при невыясненных обстоятельствах, попал в тюрьму за совершение правонарушений. В выходные дни и в период отпуска врачи по понятным причинам отсутствуют.
Больной, у которого от печени остались жалкие остатки, вены в рубцах от перенесенных воспалений, многочисленные гнойники покрывают всё тело, каждую секунду, каждой клеткой своего тела ощущает свой телесный распад. И всё же продолжает разрушать себя дальше. Значит – это ему надо, значит позитивный эффект от приема наркотиков превышает для зависимого человека весь тот негатив, весьма впечатляюще описанный доктором Штайнке. Кстати, больными этих людей называем мы, «нормальные» люди, они же себя таковыми не считают.
Как мы видим, этот водораздел между нашим и их миром по принципу «мы и они» четко прослеживается и лексически. Наркоманы — это люди, которые, в большей своей части сознательно ушли из нашего общества. Так сказать, «сделали ему ручкой». Они не хотят быть частью этого «мы», жить в квартирах, быть сытыми, одетыми и обутыми, ходить к врачу, когда заболеют. После многих жизненных разочарований в обществе, в своей семье и себе самом наркоманы замкнулись, не верят никому и ничему и не хотят говорить с кем бы то ни было о своих проблемах. Всё равно никто не поймет. Будут только поучать и давать непрошеные, дурацкие, по его мнению, советы. Поэтому лучше «улететь» в запредельный мир после очередной дозы. Хоть на какое-то время будет хорошо.
Важно понять, почему часть членов общества так реагирует на все общество в целом. Для начала давайте критично посмотрим на себя, как мы сами живем в нашем «нормальном» мире. Без этого никакое лечение невозможно. Наше общество построено на лжи, насилии и лицемерии. Это не критика, это, увы, констатация факта. Иначе наше общество не функционирует. Это показали все революции и другие, в основном религиозные,  попытки изменить сущность человека. Большинство людей адекватно справляется с этой конструкцией мира и живет нормальной жизнью. Меньшинство не может справиться и, чтобы выдержать наш мир, принимает наркотики. Этот тезис, кстати, во многом относится и к причинам алкоголизма.
Если мы будем замалчивать позитивный эффект наркотиков, нам не удастся понять душу больного, страдающего зависимостью. Он и не будет слушать нас, в жизни не принявших ни одной дозы наркотика и не знающих, что такое быть наркоманом. Ему, как порой говорят, «на нас смешно». Нравоучениями нам также не удастся завоевать доверие пациента, а без такого доверия никакое лечение невозможно.
Единой теории наркозависимости нет, как нет и общепризнанных методов лечения. Нет и двух похожих больных. Каждая «карьера» наркомана уникальна. Поэтому для каждого пациента приходится конструировать свою теорию заболевания. Первая и парадоксальная теза — больные разрушают себя, потому что они именно этого хотят. Они кричат своему окружению — смотри, что со мной стало, и ты, окружение, виновато в этом. Когда кто-то из людей сердобольных из лучших побуждений говорит: «Посмотри, кем ты стал, на кого ты похож, как убивается твоя бедная мать», — они только радуются. Они этого и хотели. Так сказать, поздняя месть в основном мамочке за свое тяжелое детство. «Тяжелым» детство может быть в благополучных с виду семьях.
 «Матерям против наркотиков» стоило бы начать с того, что обдумать всю свою жизнь и задать себе вопрос, как же получилось так, что моя дочь, мой сын стали наркоманами? За что мой ребенок мстит мне своей зависимостью? Почему я вышла замуж за будущего отца моего ребенка или почему я родила внебрачного ребенка? Был ли мой брак по любви или по расчету? Какова была моя роль в семье как матери и жены? Это очень непростой процесс осмысления, но это первый шаг на пути помощи своему ребенку.
В большинстве случаев родственники блокируют все попытки направить матерей и отцов на путь подобных размышлений и возлагают вину на внешние обстоятельства: «Петька, подлец, приучил мою хорошую, невинную дочь к наркотикам». Конечно, нельзя недооценивать и роль наркомана Петьки, который впервые познакомил домашнюю девочку Танечку с этим зельем. Беда только в том, что Танечка уже была морально готова к наркомании. Петька ведь уже давно присматривался к Танечке и понял, что свежая девочка Танечка станет его подругой, покупателем наркотиков, а потом и начнет зарабатывать деньги для себя и для него. Почва для таких резких изменений в жизни Танечки, бывшей хорошей дочки, была подготовлена в ее семье и ее семьей.
Самое плохое, что может случиться, это когда терапевты и родственники страдающих наркозависимостью больных объединяются против пациента в «борьбе с его болезнью» или, по крайне мере, больной чувствует, что он является не объектом, а субъектом лечения и получает очередную порцию насилия от окружающих. Многие родители почему-то думают, что помощь заключается в принуждении к лечению в наркологической клинике. Они уверены, что чем больше давления оказываешь на свое чадо с целью прекращения им приема наркотиков, тем лучше. Нет, уважаемые родители. Первый шаг в лечении – честность к себе и к своему ребенку плюс переосмысление всей своей жизни. На этом я и хочу закончить некоторые размышления, навеянные на меня статьей уважаемого д-ра Штайнке.»
Михаил Рушанов, Франкфурт-на-Майне
Михаил Рушанов родился в Москве в 1962 году, учился в Ивановском и Московском медицинском институтах, врач по специальности, работал в лечебных и научных медицинских учреждениях в Москве, автор ряда научных статей и пяти книг по проблемам головной боли, опубликованных в России. В Германии живет с 1991 года, работал в психиатрических и психосоматических клиниках в Тюрингии, Северном Рейне-Вестфалии, Саксонии-Анхальте, Баварии, осуществляет переводы материалов для русскоязычной прессы. 

Как журналист и переводчик он занимается юридическими и социальными проблемами русскоязычного населения Германии, увлекается современной конфликтологией. 

Встречи с людьми, понимание сложностей их жизни в новой стране, факты и события из этой жизни дают ему материал для повестей и коротких рассказов, в которых слышны печаль, грустная ирония, проникнутые искренним сопереживанием.

1 2